Вернуться   Форум по искусству и инвестициям в искусство > Дневники > sur

Рейтинг: 5.00. Голосов: 4.

Некоторые эссе Тельмана Зурабяна .

Запись от sur размещена 12.08.2010 в 02:56

Г А Я Н Э

-- Хочу,чтобы люди никогда расставались с жизнью,
где есть мечта,музыка, живопись,поэзия.


Здесь речь пойдет о могучем воображении ,умении ,бесконечно интерпритировать и той роллановской очарованности ,когда самое обыденное представляется в немеркнущем блеске,а разнообразие жизни-в нескончаемых переливах цветов.И ничего от кокетства,желания обратить на себя внимание.Одержимая преданность искусству, жажда поиска и скромность не в ее банальном понимании.
О нет,похвала,конечно,радует.А если это сведующий человек-в ней ощущаешь просто необходимость.А когда ей кажеться,что в ее работах что-то получилось хорошо,она так и говорит6 "Мне кажеться,получилось хорошо". И суть ее в этой естественности-то,что герои Гаяне Хачатурян-Ван-Гог,Пиросмани,Сарьян-не случайно.
Вечером мать и дочь садяться за стол.Развесят на стенах небольшой комнатушки картины.Воцаряеться тишина,и чувствуют они себя перед окном,откуда открываються необычные зрелища.... По большому желтому пятну медленно крадеться кошка,рядом южные домики,а потом зеркальное озеро,и красные кони скачут в приглушенную синеву.В этом мире всему и всем есть место,потому что нет в этом мире злости.Желтый лев глядит тем же непосредственным взором,что и женщина с рыбой в руке.И даже огненный барс ,приготовившийсяк броску,вовсе не зол ,как это бывает с барсами перед схваткой,в момент надвигающейся опасности.Потому что он,как и эти звери,люди, улочки,озера,сотворен добротой человека.
Они подолгу смотрят на полотна-мать и дочь.На улице надвигаеться ночь,внизу во дворе раздаються грузные шаги.Внимательные глаза мотери неподвижны.Затем она говорит:" Этот кусок на картине живет,этот-тоже,а этот -нет." И ни слова больше.
Мнение ее для дочери свято.

Есть два мира:один в котором живет человек,другой ,который живет в нем.Два этих мира вместе и есть человек,два этих мира вместе и порождают искусство.
Мир,в котором живет она-сплетающиеся улочки,бесконечная ходьба по ним,-что назовешь сначала прогулкой,потом стремительным шествием,опьянением,обретенной радостью.Улочки ,улочки,на смену одной приходит другая,перепады ландшафта,и не заметишь как оказываешся на широкой магистрали.Нет,уж лучше улочки-каждый раз их воспринимаешь по-новому и даже не вериться,что по ним прохожено тысячи верст!Утром, в мареве,они предстают как обещание,крылатая мечта.Из-за хмурой небесной завесы пытаеться выгляннуть солнце.Под сенью гигантского дуба старики-курда разжигают костер.Она молча наблюдает за уползающим вверх пламенем.Больше всего любит смотреть на огонь.Есть блеск,есть пылание,бесконтурное,лишенное форм,непрерывно меняющееся.Пламя продолжает расти.На улице любимая осень ,и тихий ветерок мерно проноситься сквозь шелестящее золото деревьев...К костру приближаеться старая курдянка,яркое платье на ней так же ,как пламя ,лишено лишних цветовых пятен.
А костер все пылает,и впечатления проносятся одно за другим,мир меняется на глазах,меняются краски,и вот уже дерево превращается в зеркало,а рядом лежат большие красные груши,и в зеркале отражается летящая луна с пышноволосой ночью,вдали виднеются белые стволы деревьев,желтые крыши,и с белой колокольни несется звон,и белый лев ревет на мосту перед ночным балаганом. А рядом зеркальная гладь,и вокруг растут орхидеи. Нет,нет,это не сказка. Это мир,который хочешь видеть каждый раз по-новому,который додумываешь в мечтах.
Голоса стариков отвлекают - они разговорились.А языки пламени напоминают большое красное пятно,все разрастающееся,окруженное синевой... И красный цвет становится женским платком,который так и хочется накинуть на голову шарманщицы.Так вот что мучило,волновало...

И женщина в красном платке играет на шарманке,поглощенная мелодией.Из-за спины ее вырастает огромная летящая птица.Кажется,очарованье,пленившее шарманщицу,вот-вот излучится,пронесется над землей...
Однако мало ли что можно вообразить?Фантазия беспредельна,но попробуй передать ее в красках так,чтобы это стало большой живописью,сохранить меру,тем более,что ты порывист и импульсивен.Эту работу она назвала"Шарманщица и летящая ночь".Уже по названиям можно представить ее миры - "Красные кони","Сон ветра","Желтые гранты","Танцовщица с барсом","Сазандари - желтый пир","Актер,бабочка и шепот".Многие из ее картин далеко не схожи по исполнению,но чувствуешь одну и ту же руку,один и тот же талант.Вот работы,решенные большими плоскастями,почти лаконичным цветом,отчеканенные четкыми линиями,а потом - бурлящие краски,мозаика,все усложняющаяся,то интенсивно накаляющаяся,то угасающая,о превращающаяся в сверкающую прозрачность.Это таинственные страны,созданные из огня и света.И о них каждый раз можно рассказывать по-новому.Как о всем многообразии,порожденным не геометрическим восприятием,а неистовым воображением,извечным ощущением ритма и нерва времени.Где-то за чертой горизонта тянутся дороги чудес,уплывают белые облака,над ними витают желтые гранаты.Здесь же сказочные замки,причудливые домики,вековые деревья.Предметы предстают в самых необычных цветах,состояниях,как будто человек задался целью перекрасить растения,цветы,озера,изобразить жизнь в сплошных иллюминациях.Блистательная! Именно блистательная!Иначе не назвать художницу,сотворившую это чудо - мир озарений,блеска.Где все необычно и в то же время - обычно.И блистательность не сюжете изображаемого - роскошь и мишура претят ей,а в самом ее таланте,умение превратить самое обычное,повседневное в зрелище,театр.И даже в картинах,связанных с воспоминаниями о тяжелой болезни,овеянных грустью,выраженной в приглушенной гамме,нет-нет да и вспыхнет искорка этого блистательного.Люди,пейзажи и вообще сама жизнь во всех проявлениях,пусть даже в самых тяжелых,должны быть преображены красотой и изяществом.И нет ничего такого,что может вытрвить в ней эту искорку.
В ее искусстве есть и такое - кажется,погас свет,действие переносится в полумрак,а где-то в уголке - человеческие глаза,выискивающие блеск изумрудного камня.
Отец-рабочий электрик,"бредил музыкой",любил песни,оперу и "даже джаз".Он не признавал увлечения дочери,не понимая,что в ней жила его же одержимость.Перед смертью он хотел узнать,насколько все серьезно,попросил позвать знаменитого в городе живописца Александра Бажбеук-Меликяна и спросил у него,станет ли Гаяне настоящей художницей."Обязательно,-ответил тот,-Большой художницей".
Бажбеук был для нее примером,хотя живопись их была слишком разная.Гаяне-одна из немногих знакомых Бажбеука,кто не испытывал непосредственного влияния его живописи.Но косвенное влияние Бажбеука велико.Ван-Гог ,Модильяни,Сарьян- часами говорили о свойствах живописи,о жизни ."Тебе нужно усовершенствовать рисунок,-говорил мастер.-Он у тебя на мой взгляд,отстает от живописи".
Однажды Бажбеук со своей дочерью Зулейкой тоже художницей,пришел к Гаяне,чтобы познакомиться с ее последними работами. Мастер пристально вглядывался в полотна,молчал.
-Папа,-нарушила тишину Зулейка.-Ну,что?..
После короткого раздумья он ответил:
-Гаяне-это земля.

Какая нелепость-ее работы представляют среди начинающих,на выставке художников-самоучек.Да еще в городе,где хорошо знают,что такое Пиросмани,как складывалось отношение к его искусству.Не достаточно ли поучительный пример!Речь идет не о стиле,а о судьбе.
"Вы видели картины Гаяене?Молодчина..." От души рады успехам,восхищаються одаренностью.Те,кто понимают искусство,вряд ли не увидят в ней таланта,хотя живопись Гаяне может быть не слишком близкой.Но когла говоришь о большем,недоуменно пожимают плечами.Явление?.. То есть,как?Здесь сталкиваешься с недопониманием,упорным недопониманием.Причем аппонентом в беседе могут оказаться авторы книг, признанные художники.Явление?...Удивляються искренне.Впрочем все это знакомо.
Я не собираюсь брать на себя роль первооткрывателя.У Гаяне немало преданных друзей,и они знают,что такое искусство.Просто Гаяне Хачатурян я открыл для самого себя.Спустя десять месяцев я открыл ее для себя вновь.Мои представления о ее живописи не изменились-изменилась сама живопись.Да,за десять месяцев.Цвет осложнился,стал острее,выразительнее.Больше собранности,законченности.Пусть на некоторых полотнах все еще встречаються незавершенные куски,но это не от беспомощностипробелов в мастерстве или недостаточного чувства изображаемого.Здесь многое от душевной смуты,беспрерывной и беспорядочной осажденности мыслями,требующих затишья, сосредоточенности.Но она всегда знает,когда у нее что-то не так.Хочешь высказаться по поводу неудавшегося,опережает:"Да ,это не то,нужно дописать,я даже знаю,что буду делать.Но потом ,когда придет соответствующее настроение".
Художники,подобные ей ,не становяться родоначальниками "измов". Они не оставляют воспоминаний,эпистолярных наследий,изложенных концепций,исследований.Слишком много в них от интуиции,стихийного начала,извечного беспокойства,чтобы теоретизировать.Они,скорее, метеоры и творчество их-вспышки.Тут главное,как долго продляться эти вспышки.Нет,это вовсе не значит,что в работах их царит хаос,нет последовательности,логики.Логика у них своя,порожденная не разумом,а тем наитием,когда мысли и переживания сливаются в одном большом беспокойстве,и творить становится такой же необходимостью,как дышать,смотреть,влюбляться.И насколько наивны ее слова:"Я смогу считать себя настоящим художником лишь тогда,когда стану больше писать нутром,достигну слияния разума и прочувствованного".Оказывается,она еще не "настоящий художник",оказывается,разум в картинах ее преобладает над прочувствованным...Чего только не придумаешь,имея такую фантазию.Нет,пусть лучше говорит языком красок.Так ей легче.Но и здесь все образуется не просто - процесс внутреннего созревания картины часто бывает очень долгим.Но когда наступает время писать,не писать не можешь.И тогда все свершается гораздо быстрее,- бывает,за один сеанс.

Впрочем, о повествовательности и не может идти речь!Я говорю совсем не о том,что в наш насыщенный событиями и информацией век,лаконизм и обобщение стали наиважнейшими формами выразительности в искусстве.Речь идет о необычном восприятии предметов,событий,явлений и перенесении их на холст в той интерпретации,когда отдельные детали и фрвгменты говорят не о единичном случае,а о жизни,гармонии.Художница мечтает побывать у зеркальных озер,побродить по тропам лунной ночью,видеть людей рядом со львами и барсами,очарованными и удивленными.
Это далеко не Пиросмани и не Руссо,хотя этих художников она очень любит.Наверное,в ней больше от Александра Грина,его "чудесной неизведанности,увлеченного кипения встреч,лиц,событий,безмерного разнообразия жизни".И не случайно на ее картинах сплетаются события и сцены,чассто неоднородные,далекие друг от друга.Но когда видишь их вместе на одном холсте,они воспринимаеются как целое,- становится ясным,насколько условен сюжет картины.За всеми этими изображениями таятся состояния,глубокие обобщения,видишь невольно саму художницу,то нервно сжимающую кисть,то мысленно странствующую среди своих таинственных образов,прикрыв глаза и обхватив голову руками...Вот она накладывает последние мазки...На картине - сказочные горы,лев,у ног которого человеческая маска,рядом женщина-сфинкс,а напротив другая,вытянувшаяся всем станом,прижав руки к бедрам.И ничего от сказочности,которую зачастую хотят увидеть в ее работах.Никакой лубочной наивности.Страсть к интерпретации реального,а не сказочное восприятие жизни - вот что движет ею,когда она желает передать таинства,их острые психологические моменты.В душе ее проносится буря,и видишь,как ей хочется сдержать эту бурю,извлечь из нее только нужное,созвучное и близкое и,окунувшись вновь в эту бурю,уйти в просторы своей фантазии."Стремлюсь,чтобы моя живопись была жизнеутверждающей,не люблю бескровного,наносного.Хочется,чтобы везде была жизнь,пусть порою изведанная лишь мною,но всегда - жизнь".И,внемля ее словам,невольно вглядываешься в картину,переносясь в какой-то оцепеневший мир - замерли люди,деревья,ощущаешь замедленные движения и тишину.Но стоит присмотреться к этим картинам,как все больше убеждаешься,что статичность на них - это не беспристрастное созерцание,скорее сдерживание все наплывающих волнений,ощущаешь за всем этим замершим трепет и неравнодушие.
-Хочу,чтобы люди никогда не расставались с жизнью,где есть мечта,музыка,живопись,поэзия...
Это не просто оброненная красивая фраза.Смотрит прямо в глаза,говорит волнуясь.А потом переводит взгляд на картины,словно подытоживая свои высказывания,но высказанное может показаться неточным.Повторит еще и еще,желая сформулировать точное.
-Люблю смотреть на огонь.Наверное,предки мои были огнепоклонниками. - Шутит она реже,больше серьезна. - Я всегда чувствую связь с предками.Они как будто рядом.В особенности во время работы.Это даже не объяснить.
В каждую фразу вложено много души,она все время волнуется,нервно потирает руки.Углубится в свои мысли,конечно,из вежливости все еще будет отвечать вам,но как это для нее мучительно!

-Матисс?Он,конечно,ошибался,говоря,что каждый человек может найти отдых в искусстве.Матисс - книга,которую не можешь читать без волнения.
-Шагал - мудрый старец.Он словно раздает людям своих необычных быков,лошадей,живые цветы.А потом уносит зрителя в свой сад,где на крышах сверкают скрипки в ожидании музыкантов.
-Руссо - один из добрейших художников,каких я только знала.
-Босх. Я все время стремлюсь подойти к его искусству еще ближе.
-Из армянских художников ближе всех мне Овнатанян,Сарьян,Бажбеук-Меликян.
-Овнатанян - реликвия армянского Тифлиса.Его портреты - не только портреты.Глядя на них,мы видим натюрморты,пейзажи и бесконечное небо.
-Сарьян - очень здоровое начало.
-Бажбеук-Меликян - первый большой художник,с которым я встретилась.Он дал мне многое,мне трудно говорить о нем.
-Люблю средневековую армянскую миниатюру.В ней меня всегда волнует красный цвет.Такого красного цвета я еще не видела.Иной раз мне кажется,что в те далекие времена солнце оставило частицу свою на нашей земле.


Две небольшие комнаты в старом тифлисском доме.Высокие потолки и окна,ветхая мебель и вообще полное отсутствие всего современного.Здесь оан родилась,выросла,влюбилась в живопись и поняла,что навсегда.
Одна из комнат,полная света,отведена под мастерскую.На письменном столе журналы.книги,каркндаши,небольшой портрет Комитаса - наставника и бога.Гаянэ влюблена не только в живопись,но и в музыку,она обрабатывает голос,поет в церковном хоре.Если собеседник пришелся по душе,она обязательно исполнит для него что-нибудь любимое.И в песню свою вложит не меньше души,чем в живопись.После прогулок по городу или мечтательных раздумий в сквере она всегда возвращается в эту комнату.И,конечно,ей хочется писать.
Стены увешаны картинами,и они мгновенно приковывают внимание.Сначала приковывают,как и все необычное,но потом в них влюбляешься и хочешь все видеть и видеть.И забыв о кратковременном пребывании в городе,не можешь не урвать времени и не прийти к ней,чтобы еще раз взглянуть на ее живопись.Художница всегда радушна,терпеливо выслушает,ответит,ну,а если проникнется к вам доверием,почувствует в вас единомышленника,друга - раскроется перед вами до конца.И тогда вы услышите захватывающий рассказ об острых переживаниях,необычных восприятиях.
Неужто именно так начиналось ее творчество?В то время она училась в художественном училище,училась добросовестно,старательно вырисовывая гипсы,изучая формы и объемы тела,законы светотени.Но в работах этого перида - что-то традиционное,обычное,хотя в то время ей всего лишь пятнадцать и спрашивать с нее много нельзя.И,тем не менее,не верится,что эти работы и те,что сотворены сегодня,принадлежат одному и тому же человеку.А потом пришла болезнь - тяжелый недуг,приковавший к постели.Медленно тянутся мучительные дни,и многим кажется,что это навсегда.А она верит в торжество жизни.Оставаясь одна,она подолгу вглядывается в небо.Плавно уплывают облака-кораблики,исчезает солнце,и на смену ему приходят луна и звезды.Так проходят дни - одинокие раздумья,полные солнечного света и лунного блеска,обласканные облаками и небом.С деревьев спадают золотистые листья,хлещет дождь,хмурятся тучи.В этом удивительное разнообразие,неповторимость.Что-то близкое,родное,недостающее.Наверное,жизнь - это разнообразие,и нет в ней двух одинаковых глаз,рук,характеров,как этих уплывающих облаков,искрящихся звезд.Прикованная к постели,она еще больше ощущает прелесть жизни,жаждет встать,вернуться к живописи.На душе накопилось многое.Очевидно,нужно писать лишь тогда,когда имеешь свой мир,свое видение.А потом она побеждает болезнь и,вернувшись к живописи,убеждается,что будет писать только это,свое.
Неожиданный поворот в ее творчестве,пришедший вместе с новым мировосприятием-условность форм,локальных цветов,плоскостность таинственно-символические фигуры,но в то же время удивительная жизненность.Деформация объемов,несоблюдение пропорций-вряд ли кто упрекнет ее в незнании живописных законов,в отсутствии профессионализма-все это делается во имя выразительности ,передачи своего пластического образа.И чувствуешь ,как осложняется этот образ,как осложняется сама живопись,породившая его.А последняя работа еще незаконченная,- это уже совсем другое.На полотне необычная для нее экспрессивность,-все движется,напряженно до предела.На светло-синем фоне вырисовываются первые контуры огненных собак.Кажущаяся статичность исчезла-сейчас они залают,набросятся...
Еще одна Гаяне.И знаешь,что она будет все новой и новой: Гаяне Хачатурян двадцать восемь лет.
Обыкновенная тбилисская улочка-узенькие тротуары,вековые деревья,домики,живописные,прилипшие друг к другу,узорчатые балкончики и ограждения...Кто-то окликнет кого-то ,и дом заговорит всеми этажами,-в этом своя неповторимая прелесть.
Соседи встречают и порождают любопытными взглядами.Поинтересуются успехами,конечно,и побалагурят,слегка подтрунивая,-для них она все еще девочка со своими затянувшимися увлечениями.А кто она на самом деле не знают ни они ,ни многие другие...
В искусстве свои ,ставшие уже банальными пути к признанию.Бывает и такое живешь рядом с художником,следишь за его становлением,веришь в его будущее,но как-то не можешь представить,что он-уже есть,что даже сегодня он слишком значителен.В особенности,если дело касаеться человека необычного дарования.И тут речь идет не только о несведующих людях,но и знатоках.
Крмпозиция? О! Это получаеться у нее великолепно!Развито незаурядное чувство цвета,гармонии.Да,фантазия беспредельна.Тонкий вкус,вернее,наитончайший,высокая профессианальная культура,никакой салонности.Есть собранность,целостность.- как будто все решено на одном дыхании.Есть мощь,есть размах и смелость.Такую смелость скорее назовешь мужской.И главное - самобытность,почерк.Так чего же вам еще?
С живописью Гаянэ можно познакомиться только у нее дома или по двум-трем небольшим заметкам.Но разве не лучше увидеть ее картины на больших выставках.И долго ли нам убеждаться в своем признании?Почему бы не заговорить о ней во всеуслышание как о новом.замечательном явлении в нашем искусстве?!Не пора ли?Правда.она молода...Но,поверьте,людям подобным ей никакая похвала не вскружит голову.



Тельман Зурабян "Несмолкаемое эхо" 1976 год. Издательство "Айастан"
Размещено в Без категории
Просмотров 3732 Комментарии 2
Всего комментариев 2

Комментарии

  1. Старый комментарий
    Аватар для Евгений
    Спасибо,хороший пост..
    Запись от Евгений размещена 12.08.2010 в 08:07 Евгений вне форума
  2. Старый комментарий
    Аватар для sur
    Постараюсь добавить еще ...
    Запись от sur размещена 12.08.2010 в 15:58 sur вне форума
 

























Часовой пояс GMT +3, время: 02:29.


Powered by vBulletin® Version 3.8.3
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot