Вернуться   Форум по искусству и инвестициям в искусство > Дневники > OTROK NIKODIM

Живопись советского периода полна блистательных имён. К сожалению, время подчас безжалостно по отношению к памяти на искусство некогда известных авторов. Примером этому может служить имя безвременно ушедшего в 1997 году действительного члена РАХ, заслуженного деятеля искусств РСФСР Олега Павловича Филатчева(1937-1997). В 2007 в Академических залах на Пречистенке состоялась выставка его памяти включившая в себя живописные и графические произведения представленные семьёй художника. О.П. Филатчев больше известен, как художник-монументалист. Он много работал не только в СССР, но и заграницей. Его росписями были украшены стены посольства СССР в Вашингтоне. Некоторые радикально настроенные граждане связывали прижизненный успех с "гиперконформизмом" мироворения художника по отношению к власти. Оставим на их совести это суждение. О. П. Филатчев вошёл в историю искусств, как художник переосмысливший пасмурную эстетику сурового стиля, обогатив её новым образно-пластическим языком. Любимыми художниками Филатчева были художники раннего Возрождения. Именно в этой культурно-исторической парадигме находился живительный источник вдохновения и творческий ориентир данного автора. Несомненным интересом являются серии портретов современников художника, выполненные темперой по левкасному грунту, а также великолепная серия графических работ посвящённая рыбакам севера и военным лётчикам.
Большая часть наследия художника включена в собрания крупных государственных музеев. На рынке практически нет работ этого автора. В связи с этим отсутствует и информация о художественном наследии. А ведь жаль. Творчество О.П. Филатчева не столь однозначно трактуется в контексте культурной проблематики художественной жизни СССР 70-х годов. Он сам, не только, как живописец, но и как личность, являл собой тип универсального и гармоничного человека эпохи Большого Стиля.
Оценить эту запись

Аладжалов Семен (1902-1987)

Запись от OTROK NIKODIM размещена 15.07.2010 в 00:46

В 1924 г. Семен Аладжалов попадает на историческую родину. Первые уроки живописи он берет у великого Мартироса Сарьяна, тоже выходца из Рос-това-на Дону. Семен Аладжалов запомнил наставление Сарьяна: «Обучайся тому, чему учат, а делай, придерживаясь своего темперамента». Судьба благоволит ктем, кто умеет пользоваться ее дарами. Сарьян, а потом Якулов становятся его старшими друзьями, учителями и наставниками. Он вырастает в художника, неотделимого оттеатра, учится, но не становится подражателем великих, а, проявляя свой темперамент, обретает мастерство и свой путь в искусстве. Работает в театре Сундукяна, потом, по приезде в Москву, в театре Вахтангова, Камерном театре, в цирке и на эстраде.

Сарьян считал его своим сыном, а Якулов - воспреемни-ком. И сложилось так, что мастерская Якулова в Москве стала мастерской и квартирой, в которой Семен Иванович прожил долгие годы.

В самом начале пути театрального художника Семен Иванович Аладжалов оформляет 23 спектакля к постановкам А. Бурджаляна и Л. Калантара. Он был первым и единственным декоратором в 1 -м Гостеатре Армении (Театр им. Г. Сундукяна в Ереване), потому что «...тогда ни в самой Эривани, ни близко вокруг Эривани, нельзя было сыскать ни одного художника театра, а живописцы не проявляли особого интереса к декорационному творчеству». Это слова самого художника.

В результате он стал художником-постановщиком, умело сочетающим режиссерское видение спектакля с его художественным воплощением. И вся работа проходила в атмосфере синтеза культур и в первую очередь во взаимосвязи армянской и русской театральных традиций. В годы учения во Вхутемасе (1927-1931 гг.) Семен Аладжалов тесно общается и сотрудничает с известным режиссером тех лет Рубеном Симоновым, с Всеволодом Мейерхольдом и Александром Таировым.

Страстный, влюбленный в жизнь, он создал целую галерею -где-то свыше семидесяти - портретов, выполненных маслом, акварелью, сангиной, углем. Среди них - портреты Рубена Симонова, Георгия Якулова, Вардана Аджемя-на, чьи яркие постановки во время «Сундукяновских сезонов» запом-нилаМосква-60-х; небольшой портрет Сурена Кочаряна, молодого, с лукавой улыбкой, и изысканный, будто проступающий сквозьтолщу времени, напоминающий фреску портрет Сарьяна. Это все те люди, с которыми тесно общался художник, возрождая культуру древнего, имеющего 2000-летнюю историю армянского театра.

Эскизы костюмов к театральным постановкам хранят неповторимый запах театральных кулис. Замечателен эскиз к образу Багда-сар-ахпара (портрет исполнителя этой роли - Грачия Нерсисяна - в пьесе Акопа Пароняна). Начиная с 1926 г и до наших дней пьеса шла почти без изменений, но с неизменным успехом.

Эскизы к танцам, сделанные для эстрады, словно наполнены какой-то скрытой «кинетической энергией», экспрессией густого, светоносного цвета.

Семен Аладжалов обладал обаянием таланта, обаянием личности. Он мог темпераментно, с любовью и особым, пропущенным через сердце знанием говорить о Наполеоне, о родном Ростове-на-Дону, о Бунине. Был всегда элегантен, с бабочкой на воротничке. Огненный взгляд и улыбка. Добрая. Светлая.
За свою творческую жизнь Семен Аладжалов оформил более ста выставок интерьеров, поставил спектакли во многих городах страны: Москва, Ереван, Владимир, Ленинакан, Душанбе, Брест и т. д., были постановки и за рубежом - в Софии (Болгария). Сейчас по понятным причинам декорации и эскизы к этим постановкам недоступны.

Само явление этих работ -словно пробуждение богатыря от волшебного сна. Должно быть, мера нашей любви преодолела долготу времени. Это обнадеживает. У этих сокровищ было две хранительницы: старшая - Елена Дмитриевна, вдова Аладжалова, и ее крестница Майя Джабнидзе. Низкий им поклон.

Литература была, вероятно, вторым призванием С. Аладжалова. Последние 20 лет художник много работал над очерками, а в 70-е годы Семен Аладжалов написал уникальную монографию о выдающемся художнике Георгии Яку-лове. Для тех, кто прочтет монографию, станет понятно, что новаторское мышление художников 20-х годов включало в себя нетолько теорию супрематизма и «Черный квадрат» Малевича, но и теорию света и «Разноцветное солнце» Якулова. Автор достаточно подробно описывает те последние два года жизни Якулова (1926-1928 гг.), которые прожил бок о бок с ним, в творческих исканиях, в ученичестве, в дружеских отношениях. Общая композиция книги - это все та же вертикаль, столь возлюбленная самим Якуловым. Звон золотых монист, шевеление осени, ода восходящей радости и реквием торжественный и щемящий, как русский романс.


Мариам Чайлахян, искусствовед

( представлено с сокращениями по материалам:http://noev-kovcheg.1gb.ru/article.asp?n=56&a=28)
Размещено в Без категории
Просмотров 3042 Комментарии 0
















Часовой пояс GMT +3, время: 01:32.
Telegram - Instagram - Facebook - Обратная связь - Обработка персональных данных - Архив - Вверх


Powered by vBulletin® Version 3.8.3
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot