Старый 06.12.2018, 15:56 Язык оригинала: Русский       #1
Местный
 
Регистрация: 09.12.2010
Адрес: Москва
Сообщений: 235
Спасибо: 26
Поблагодарили 116 раз(а) в 63 сообщениях
Репутация: 228
Отправить сообщение для Лотта с помощью Skype™
По умолчанию Юбилейная коллекция Антиквариума. 15 декабря. 14:00

В конце нынешнего года аукционный дом «Антиквариум» отмечает свой юбилей - пятилетие деятельности и 50-й аукцион.

Русская живопись и графика XIX-XX столетий представлена именами Николая Рачкова, Ивана Шишкина, Николая Быковского, Алексея Корина, Николая Клодта, Ивана Казакова, Константина Сомова, Виктора Борисова-Мусатова, Мстислава Добужинского, Александра Маковского, Константина Вроблевского, Павла Кузнецова, Ивана Билибина, Артура Фонвизина, Виктора Попкова, Кима Бритова и Анатолия Слепышева.

Но начнем по порядку. Первый раздел каталога посвящен русской иконописи, этому «умозрению в красках», по определению философа Евгения Трубецкого. Самый ранний лот коллекции датирован рубежом XVII-XVIII столетий. Это икона «Святитель Николай Чудотворец», а именно — тип изображения, именуемый «Николой Можайским». Он восходит к деревянной скульптуре XIV столетия, созданной в честь чудесного явления святого жителям подмосковного Можайска во время осады городка неприятелем. Отметим «Святого архангела Михаила» (начало XIX в.), «Тихвинскую Богоматерь с Преподобной Ефросиньей» (конец XIX в.), «Спаса Вседержителя» (конец XIX в.), а также «Спас Нерукотворный» (1886) в поистине ювелирном эмалированном окладе. Три иконы XIX столетия посвящены главным православным праздникам.



Лотта вне форума   Ответить с цитированием
Старый 07.12.2018, 01:02 Язык оригинала: Русский       #2
Местный
 
Регистрация: 09.12.2010
Адрес: Москва
Сообщений: 235
Спасибо: 26
Поблагодарили 116 раз(а) в 63 сообщениях
Репутация: 228
Отправить сообщение для Лотта с помощью Skype™
По умолчанию Лентулов, Малевич, Маяковский. "Современный лубок" в Юбилейной коллекции.

В начале 1910-х годов русское народное искусство вошло в орбиту интересов художников-авангардистов. Василий Кандинский и Михаил Ларионов, по свидетельству современника, «...бродили по базарам и отыскивали мужицкие лубки, Бова Королевич и царь Салтан, а с ними ангелы и архангелы, “хваченные” анилином вдоль и поперек – вот это, а не Сезанн и явилось источником всех начал».
Начавшаяся в 1914 году Первая мировая война потребовала плакатного общения с народными массами. В первые месяцы войны меценат Г.Б. Городецкий открыл издательство «Сегодняшний лубок», с которым сотрудничали крупнейшие фигуры раннего русского авангарда: Михаил Ларионов, Казимир Малевич, Аристарх Лентулов, Давид Бурлюк, Илья Машков, Владимир Маяковский, Васили. Чекрыгин. Издательство выпускало выполненные в стилистике традиционного русского лубка плакаты и почтовые открытки, прославлявшие победы русского оружия и в сатирическом плане представлявшие противника. Лубочные картинки сопровождались рифмованными текстами-комментариями. Тексты писал Маяковский, который также был автором ряда рисунков. Издательство «Сегодняшний лубок» просуществовало всего несколько месяцев, но успело выпустить около 50 открыток и 23 плаката-лубка.
Три из них представлены в коллекции Юбилейного аукциона, который состоится 15 декабря в 14-00. Увидеть работы крупнейших мастеров русского авангарда можно, посетив предаукционную выставку с 6 по 14 декабря (кроме воскресенья) с 12:00 до 20:00. Экспозиция развернута на третьем этаже Антикварного центра на Садовой.

Лот 33: [Лентулов, А.В., Маяковский, В.В.] «Масса немцев пеших, конных...». 1914. Цветная литография. - 1 л.; 52х35,5 см.

Лот 34: [Лентулов, А.В., Маяковский, В.В. ] «Сдал австриец русским Львов. Где им зайцам против львов». [1914]. ». Цветная литография. – М.: «Сегодняшний лубок», 1914. – 1 л.; 38х55 см.

Лот 35: [Малевич, К.С. (?), Маяковский, В.В.] «Немцы! Сильны хоша вы, а не видеть вам Варшавы...». 1914. Цветная литография. - 1л.; 55х38 см.



Лотта вне форума   Ответить с цитированием
Старый 07.12.2018, 12:16 Язык оригинала: Русский       #3
Местный
 
Регистрация: 09.12.2010
Адрес: Москва
Сообщений: 235
Спасибо: 26
Поблагодарили 116 раз(а) в 63 сообщениях
Репутация: 228
Отправить сообщение для Лотта с помощью Skype™
По умолчанию Раздел «Гравюра, литография, лубок»

Открывают раздел панорамные виды Санкт-Петербурга и Ораниенбаума из альбомов «План столичного города Санкт-Петербурга с изображением знатнейших оного проспектов» (1753) и «Виды окрестностей Санкт-Петербурга» (1761).
Древняя столица представлена «Видом старой площади» и «Видом Каменного моста и его окружности с деревянного мостика Наугольной башни» из сюиты Жерара Делабарта «Виды Москвы» (1799), а также красочными хромолитографиями из знаменитого альбома Александра Вельтмана «Описание Нового Императорского Дворца в Кремле Московском» (1851).
На литографиях из «Исторического описания одежды и вооружений российских войск» А.В. Висковатова (сер.XIX в.) запечатлены первые государи из дома Романовых — Михаил Федорович, Алексей Михайлович и Федор Алексеевич.



Лотта вне форума   Ответить с цитированием
Старый 08.12.2018, 15:00 Язык оригинала: Русский       #4
Местный
 
Регистрация: 09.12.2010
Адрес: Москва
Сообщений: 235
Спасибо: 26
Поблагодарили 116 раз(а) в 63 сообщениях
Репутация: 228
Отправить сообщение для Лотта с помощью Skype™
По умолчанию

Миниатюры на кости XVIII-XIX столетия,
выпущенные по Высочайшему повелению Николая I
Цитата:
декоративные тарелки на военную тему (1828-1830)
,
столовое серебро, фарфор братьев Корниловых, Императорского фарфорового завода, фабрики Гарднера, Дмитровской фабрики в Вербилках и Ленинградского фарфорового завода — в разделе «Декоративно-прикладное искусство».
Миниатюры
Нажмите на изображение для увеличения
Название: a46e702dfd0edc459b8f91c6125357dd.jpg
Просмотров: 21
Размер:	195.9 Кб
ID:	3582872  



Лотта вне форума   Ответить с цитированием
Старый 09.12.2018, 23:02 Язык оригинала: Русский       #5
Местный
 
Регистрация: 09.12.2010
Адрес: Москва
Сообщений: 235
Спасибо: 26
Поблагодарили 116 раз(а) в 63 сообщениях
Репутация: 228
Отправить сообщение для Лотта с помощью Skype™
По умолчанию Сын доктора Живаго

В первые годы Великой Отечественной войны небольшой городок Чистополь, раскинувшийся на высоком берегу Камы, стал, без преувеличения, одним из литературных центров страны. Привыкшие к размеренной провинциальной жизни местные обыватели дивились «мудрено говорящим» незнакомцам, наводнившим дома и улицы. Передавали даже, что как-то раз двое «новых» мужчин, разгружавших баржу с дровами, остановились и начали … ожесточенно спорить о «Фаусте». Этому «нашествию» было простое объяснение — в Чистополь эвакуировали известных поэтов и писателей и членов их семей. Среди них был и будущий нобелевский лауреат Борис Леонидович Пастернак. Два года, проведенные в «милом захолустном городке на Каме», стали для него поистине судьбоносными — здесь он не только плодотворно работал над стихотворениями и переводами, но и встретил человека, ставшего прототипом доктора Живаго, главного героя одноименного романа, принесшего Пастернаку и мировое признание, и гонения на родине.

Борис Пастернак прибыл в Чистополь 18 октября 1941 года в числе последней группы эвакуированных. Он поселился в комнате в доме №75 на улице Володарского, которую ему уступил уезжавший в Ташкент поэт Перец Маркиш. Зима 1941/1942 годов выдалась на редкость суровой, не хватало дров, температура в комнате Пастернака иной раз опускалась до +2 градусов (на улице было вообще -50 !). Тепло проникало только с кухни, в которой беспрестанно гудели примусы и заливался на весь дом патефон. «Однажды, когда патефон из-за заезженной пластинки выплёскивал неровные музыкальные отрывки в течение нескольких часов, — рассказывал писатель Федор Гладков, также находившийся в Чистополе — Борис Леонидович не выдержал, вскочил, вышел к хозяевам и попросил, чтобы ему дали возможность работать. Его литературная нагрузка в день достигала 200-300 строк перевода Шекспира, иначе он не успевал по договорным обязательствам. Патефон, разумеется, остановили, пробурчав: «Подумаешь, работа у него, интеллигент малохольный»». Сам Пастернак очень болезненно переживал этот инцидент, упрекал себя в чрезмерном самомнении, превознесении своей «тонко организованной» личности над народом, с которым он жил под одним кровом в тяжелую для страны годину. Эти самоупреки были плодом взыскательной, подчас безжалостной, требовательности к себе. Кем-кем, а уж точно не был Пастернак «малохольным интеллигентом». В Чистополе он наравне со своими хозяевами, всеми бесчисленными «бабами, слобожанами, учащимися, слесарями» трудился не покладая рук, не чураясь никакой грязной работы. «Жил я разнообразно, но, в общем, прожил счастливо, — писал поэт в одном из писем. — Счастливо в том отношении, что, насколько возможно, я старался не сгибаться перед бытовыми неожиданностями и переменами и прозимовал в привычном труде, бодрости и чистоте. (…) Я вставал в 6 утра, потому что в колонке нашего района, откуда я ношу воду, часто портятся трубы и, кроме того, её дают два раза в день. Надо ловить момент… Три дня я выгружал дрова из баржи, и сейчас сам не понимаю, как я поднимал и переносил на скользкий берег эти огромные брёвна. Надо было, и я чистил нужники. Никогда это не омрачало мне дня, никогда не затмевало мне утраченного с радостной надеждой: сегодня надо будет сделать то-то и то-то… (…) Мы все здесь значительно ближе к истине, чем в Москве. В нравственном отношении все сошли с котурн, сняли маски и помолодели, а в физическом - страшно отощали…»

Настоящей отдушиной для эвакуированных на камские берега жителей столицы были вечера в гостеприимном доме доктора Дмитрия Дмитриевича Авдеева. Чистопольцы слагали про него легенды. В Гражданскую войну, как истинный врач, он лечил, не разбирая: и белых, и красных… Его примеру последует и Юрий Живаго, главный герой знаменитого романа. Владея всеми местными языками, Авдеев успешно решал не только медицинские, но и социальные вопросы. Рассказывали, что однажды он принимал роды в одной из татарских деревень, предварительно, после долгих переговоров, заручившись разрешением совета старейшин. В годы большого террора Дмитрия Дмитриевича, сына купца второй гильдии, с высокой долей вероятности ждал арест. Его спас врачебный талант: он вылечил от сифилиса высокого начальника местного НКВД, который посоветовал доктору на время уехать с семьей из Чистополя. «В городе нашелся дом, где раз в неделю собирались писатели. Это был дом Авдеева, местного врача, при доме был чудесный участок, — вспоминала Зинаида Пастернак. — В дни сборищ писатели там подкармливались пирогами и овощами, которыми гостеприимно угощали хозяева. Но, конечно, не только возможность хорошо поесть привлекала к Авдееву. Всех тянуло в их дом как в культурный центр. У Авдеева было два сына, один литературовед, а другой имел какое-то отношение к театру. Там читали стихи, спорили, говорили о литературе, об искусстве. Бывая там, мне иногда казалось, что это не Чистополь, а Москва. У Авдеевых Боря читал свой перевод «Антония и Клеопатры». А сам хозяин, по рассказам Цецилии Воскресенской, «…сидел во главе стола, с трубкой во рту, весь седой и большие усы седые, и внимательно слушал застольные беседы».

Пастернак подружился не только с главой семейства, но и с его младшим сыном Валерием. Тот благоговел перед именитым гостем и с радостью брался за любое дело. Во время работы над переводом «Ромео и Джульетты» Пастернаку потребовалось пересмотреть все предыдущие переводы этой трагедии. Валерий обнаружил все необходимое в чистопольской библиотеке и принес Борису Леонидовичу. Он же перепечатывал на пишущей машинке стихи Пастернака из готовившегося к изданию сборника «На ранних поездах». Именно Валерию Авдееву посвящено стихотворение поэта, в котором он вспоминает свое пребывание в эвакуации:

Когда в своих воспоминаньях

Я к Чистополю подойду,

Я вспомню городок в геранях

И домик с лодками в саду

(...)

Я вспомню длинный стол и залу,

Где в мягких креслах у конца

Таланты братьев завершала

Усмешка умного отца.



И дни Авдеевских салонов,

Где, лучшие среди живых,

Читали Федин и Леонов,

Тренев, Асеев, Петровых.



Избрав научную стезю, — а именно геоботанику — Валерий Авдеев не оставлял своих давних увлечений фотографией и живописью. Благодаря ему мы до нас дошли чистопольские фотопортреты Пастернака. В 1942 году Борис Леонидович, после некоторых колебаний, согласился позировать своему другу для живописного портрета. Он был начат с натуры, но завершен уже по фотографиям. Облаченный в отцовский костюм, поэт запечатлен на фоне закатной Камы, по преданиям, на том месте, где Марина Цветаева прощалась с Лидией Чуковской, уезжая из Чистополя в Елабугу, в свой последний путь. С 1990 года портрет Пастернака кисти Валерия Авдеева является одним из главных экспонатов Чистопольского мемориального музея поэта.

Борис Пастернак покинул Чистополь летом 1943 года. Маленький городок навсегда остался в его сердце. «Поверишь ли, ни Переделкино, ни Лаврушинский не кажутся мне домами, и этой прелестью «своего» угла обладает Чистополь, эта страшная дыра, всех напугавшая», — признавался он в одном из писем той поры. В 1945 году Пастернак начал большой роман, который считал главным трудом своей жизни. Прошло несколько лет. Рукопись разрослась, появлялись варианты, новые сюжетные линии, не было только одного — названия. Сын поэта, Евгений Пастернак, вспоминал, что отец мучительно перебирал варианты — «Река времени», «Мальчики и девочки», «Свеча горела», — но не один из них его не удовлетворял. Но однажды к нему пришло письмо из Чистополя, от доброго Дмитрия Дмитриевича. Заканчивалось оно, как всегда, любезно и лаконично — «искренне расположенный к Вам, доктор Авдеев». «Вот оно!» – осенило Пастернака, и он вывел на первом листе так долго искомое заглавие: «Доктор Живаго».

Чистопольские фотографии Бориса Пастернака, сделанные в 1942-1943 годах «сыном доктора Живаго»— Валерием Дмитриевичем Авдеевым (1908-1981)- в коллекции юбилейного аукциона. К фотографиям приложено собственноручное письмо Авдеева, адресованное редактору Наталье Дилакторской.
Миниатюры
Нажмите на изображение для увеличения
Название: 423_19_9.jpg
Просмотров: 5
Размер:	74.7 Кб
ID:	3583532   Нажмите на изображение для увеличения
Название: 423_19_8.jpg
Просмотров: 6
Размер:	86.5 Кб
ID:	3583542   Нажмите на изображение для увеличения
Название: 423_19_10.jpg
Просмотров: 6
Размер:	77.6 Кб
ID:	3583552   Нажмите на изображение для увеличения
Название: 423_19_11.jpg
Просмотров: 6
Размер:	68.0 Кб
ID:	3583562   Нажмите на изображение для увеличения
Название: 423_19_6.jpg
Просмотров: 5
Размер:	76.5 Кб
ID:	3583572  




Лотта вне форума   Ответить с цитированием
Старый Вчера, 20:12 Язык оригинала: Русский       #6
Местный
 
Регистрация: 09.12.2010
Адрес: Москва
Сообщений: 235
Спасибо: 26
Поблагодарили 116 раз(а) в 63 сообщениях
Репутация: 228
Отправить сообщение для Лотта с помощью Skype™
По умолчанию «Не счесть алмазов…»

Прижизненные издания Александра Пушкина и Василия Жуковского, русская иконопись и императорский фарфор, первые публикации Михаила Лермонтова и Василия Розанова, живописные работы и графика Николая Быковского, Ивана Шишкина, Николая Клодта, Алексея Корина, Ивана Казакова, Константина Сомова, Виктора Борисова-Мусатова, Мстислава Добужинского, Александра Маковского, Ивана Билибина, Павла Кузнецова, Александры Щекотихиной-Потоцкой, автографы Максимилиана Волошина, Владимира Маяковского, Анны Ахматовой, Льва Гумилева, произведения представителей соцреализма Надежды Кашиной, Михаила Фролова, Владимира Стожарова и нонконформизма Ильи Кабакова, Оскара Рабина, Эрика Булатова, Дмитрия Краснопевцева, письма и рукописи Арсения Тарковского, Александра Галича, Геннадия Шпаликова, инскрипты и рисунки Иосифа Бродского, первые неопубликованные стихи и рассказы Сергея Довлатова - в Юбилейной коллекции «Антиквариума» на аукционе 15 декабря.

С именем Рембрандта Ван Рейна связан один из топ-лотов коллекции - портрет «Философа в кабинете», одобренный для закупки Государственным Эрмитажем как работа ученика великого мастера. Автор написанной в 1640-х годах работы, по мнению главного хранителя голландской коллекции Государственного Эрмитажа И. Соколовой, «по-новому осмыслил и интерпретировал рембрандтовскую композицию с четким светотеневым решением. <…> Учитывая, что традиционная атрибуция «Портрета пожилого мужчины» Рембрандта из собрания Эрмитажа в последние годы подверглась сомнению, приобретение картины «Философ в кабинете» представляет несомненный интерес. Картину дублировал служивший в Императорском Эрмитаже реставратор Александр Исидорович Сидоров. Последний был известен в Петербурге как знаток и коллекционер голландской живописи, много работавший по заказам частных лиц». Принимая во внимание, что в последние годы оспаривалось не только авторство признанных работ Рембрандта, но и напротив – проданные на аукционах с мировым именем картины его учеников впоследствии атрибутировались как принадлежащие кисти самого мастера, а также безупречный провенанс портрета, «Антиквариум» предпочитает адресовать коллекционеров старых мастеров к авторитетной оценке Государственного Эрмитажа.



Лотта вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Метки
антиквариум, антиквариум, билибин иван, борисов-мусатов, маковский, сомов константин

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Разделы Ответов Последние сообщения
История с географией в редких изданиях XVIII-ХХ веков на аукционе "Антиквариума" 1.10 Лотта Аукционы 0 28.09.2015 14:37
Александр Бенуа, Константин Сомов, Николай Рерих на осенних аукционах Антиквариума Лотта Аукционы 4 17.09.2014 11:48
Татьяна Маврина - юбилейная выставка Dogel Выставки, события 0 22.12.2011 21:23
Юбилейная выставка Ульяновского отделения СХР artcol Выставки, события 5 05.12.2011 19:31
Юбилейная выставка 0,5 в pop/off/art Vladimir Фоторепортажи с выставок 4 15.12.2009 18:36

Облако меток
гравюра графика живопись офорт пейзаж





















Часовой пояс GMT +3, время: 02:10.


Powered by vBulletin® Version 3.8.3
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot