Старый 06.12.2018, 15:56 Язык оригинала: Русский       #1
Местный
 
Регистрация: 09.12.2010
Адрес: Москва
Сообщений: 238
Спасибо: 26
Поблагодарили 116 раз(а) в 63 сообщениях
Репутация: 228
Отправить сообщение для Лотта с помощью Skype™
По умолчанию Юбилейная коллекция Антиквариума. 15 декабря. 14:00

В конце нынешнего года аукционный дом «Антиквариум» отмечает свой юбилей - пятилетие деятельности и 50-й аукцион.

Русская живопись и графика XIX-XX столетий представлена именами Николая Рачкова, Ивана Шишкина, Николая Быковского, Алексея Корина, Николая Клодта, Ивана Казакова, Константина Сомова, Виктора Борисова-Мусатова, Мстислава Добужинского, Александра Маковского, Константина Вроблевского, Павла Кузнецова, Ивана Билибина, Артура Фонвизина, Виктора Попкова, Кима Бритова и Анатолия Слепышева.

Но начнем по порядку. Первый раздел каталога посвящен русской иконописи, этому «умозрению в красках», по определению философа Евгения Трубецкого. Самый ранний лот коллекции датирован рубежом XVII-XVIII столетий. Это икона «Святитель Николай Чудотворец», а именно — тип изображения, именуемый «Николой Можайским». Он восходит к деревянной скульптуре XIV столетия, созданной в честь чудесного явления святого жителям подмосковного Можайска во время осады городка неприятелем. Отметим «Святого архангела Михаила» (начало XIX в.), «Тихвинскую Богоматерь с Преподобной Ефросиньей» (конец XIX в.), «Спаса Вседержителя» (конец XIX в.), а также «Спас Нерукотворный» (1886) в поистине ювелирном эмалированном окладе. Три иконы XIX столетия посвящены главным православным праздникам.



Лотта вне форума   Ответить с цитированием
Старый 07.12.2018, 01:02 Язык оригинала: Русский       #2
Местный
 
Регистрация: 09.12.2010
Адрес: Москва
Сообщений: 238
Спасибо: 26
Поблагодарили 116 раз(а) в 63 сообщениях
Репутация: 228
Отправить сообщение для Лотта с помощью Skype™
По умолчанию Лентулов, Малевич, Маяковский. "Современный лубок" в Юбилейной коллекции.

В начале 1910-х годов русское народное искусство вошло в орбиту интересов художников-авангардистов. Василий Кандинский и Михаил Ларионов, по свидетельству современника, «...бродили по базарам и отыскивали мужицкие лубки, Бова Королевич и царь Салтан, а с ними ангелы и архангелы, “хваченные” анилином вдоль и поперек – вот это, а не Сезанн и явилось источником всех начал».
Начавшаяся в 1914 году Первая мировая война потребовала плакатного общения с народными массами. В первые месяцы войны меценат Г.Б. Городецкий открыл издательство «Сегодняшний лубок», с которым сотрудничали крупнейшие фигуры раннего русского авангарда: Михаил Ларионов, Казимир Малевич, Аристарх Лентулов, Давид Бурлюк, Илья Машков, Владимир Маяковский, Васили. Чекрыгин. Издательство выпускало выполненные в стилистике традиционного русского лубка плакаты и почтовые открытки, прославлявшие победы русского оружия и в сатирическом плане представлявшие противника. Лубочные картинки сопровождались рифмованными текстами-комментариями. Тексты писал Маяковский, который также был автором ряда рисунков. Издательство «Сегодняшний лубок» просуществовало всего несколько месяцев, но успело выпустить около 50 открыток и 23 плаката-лубка.
Три из них представлены в коллекции Юбилейного аукциона, который состоится 15 декабря в 14-00. Увидеть работы крупнейших мастеров русского авангарда можно, посетив предаукционную выставку с 6 по 14 декабря (кроме воскресенья) с 12:00 до 20:00. Экспозиция развернута на третьем этаже Антикварного центра на Садовой.

Лот 33: [Лентулов, А.В., Маяковский, В.В.] «Масса немцев пеших, конных...». 1914. Цветная литография. - 1 л.; 52х35,5 см.

Лот 34: [Лентулов, А.В., Маяковский, В.В. ] «Сдал австриец русским Львов. Где им зайцам против львов». [1914]. ». Цветная литография. – М.: «Сегодняшний лубок», 1914. – 1 л.; 38х55 см.

Лот 35: [Малевич, К.С. (?), Маяковский, В.В.] «Немцы! Сильны хоша вы, а не видеть вам Варшавы...». 1914. Цветная литография. - 1л.; 55х38 см.



Лотта вне форума   Ответить с цитированием
Старый 07.12.2018, 12:16 Язык оригинала: Русский       #3
Местный
 
Регистрация: 09.12.2010
Адрес: Москва
Сообщений: 238
Спасибо: 26
Поблагодарили 116 раз(а) в 63 сообщениях
Репутация: 228
Отправить сообщение для Лотта с помощью Skype™
По умолчанию Раздел «Гравюра, литография, лубок»

Открывают раздел панорамные виды Санкт-Петербурга и Ораниенбаума из альбомов «План столичного города Санкт-Петербурга с изображением знатнейших оного проспектов» (1753) и «Виды окрестностей Санкт-Петербурга» (1761).
Древняя столица представлена «Видом старой площади» и «Видом Каменного моста и его окружности с деревянного мостика Наугольной башни» из сюиты Жерара Делабарта «Виды Москвы» (1799), а также красочными хромолитографиями из знаменитого альбома Александра Вельтмана «Описание Нового Императорского Дворца в Кремле Московском» (1851).
На литографиях из «Исторического описания одежды и вооружений российских войск» А.В. Висковатова (сер.XIX в.) запечатлены первые государи из дома Романовых — Михаил Федорович, Алексей Михайлович и Федор Алексеевич.



Лотта вне форума   Ответить с цитированием
Старый 08.12.2018, 15:00 Язык оригинала: Русский       #4
Местный
 
Регистрация: 09.12.2010
Адрес: Москва
Сообщений: 238
Спасибо: 26
Поблагодарили 116 раз(а) в 63 сообщениях
Репутация: 228
Отправить сообщение для Лотта с помощью Skype™
По умолчанию

Миниатюры на кости XVIII-XIX столетия,
выпущенные по Высочайшему повелению Николая I
Цитата:
декоративные тарелки на военную тему (1828-1830)
,
столовое серебро, фарфор братьев Корниловых, Императорского фарфорового завода, фабрики Гарднера, Дмитровской фабрики в Вербилках и Ленинградского фарфорового завода — в разделе «Декоративно-прикладное искусство».
Миниатюры
Нажмите на изображение для увеличения
Название: a46e702dfd0edc459b8f91c6125357dd.jpg
Просмотров: 29
Размер:	195.9 Кб
ID:	3582872  



Лотта вне форума   Ответить с цитированием
Старый 09.12.2018, 23:02 Язык оригинала: Русский       #5
Местный
 
Регистрация: 09.12.2010
Адрес: Москва
Сообщений: 238
Спасибо: 26
Поблагодарили 116 раз(а) в 63 сообщениях
Репутация: 228
Отправить сообщение для Лотта с помощью Skype™
По умолчанию Сын доктора Живаго

В первые годы Великой Отечественной войны небольшой городок Чистополь, раскинувшийся на высоком берегу Камы, стал, без преувеличения, одним из литературных центров страны. Привыкшие к размеренной провинциальной жизни местные обыватели дивились «мудрено говорящим» незнакомцам, наводнившим дома и улицы. Передавали даже, что как-то раз двое «новых» мужчин, разгружавших баржу с дровами, остановились и начали … ожесточенно спорить о «Фаусте». Этому «нашествию» было простое объяснение — в Чистополь эвакуировали известных поэтов и писателей и членов их семей. Среди них был и будущий нобелевский лауреат Борис Леонидович Пастернак. Два года, проведенные в «милом захолустном городке на Каме», стали для него поистине судьбоносными — здесь он не только плодотворно работал над стихотворениями и переводами, но и встретил человека, ставшего прототипом доктора Живаго, главного героя одноименного романа, принесшего Пастернаку и мировое признание, и гонения на родине.

Борис Пастернак прибыл в Чистополь 18 октября 1941 года в числе последней группы эвакуированных. Он поселился в комнате в доме №75 на улице Володарского, которую ему уступил уезжавший в Ташкент поэт Перец Маркиш. Зима 1941/1942 годов выдалась на редкость суровой, не хватало дров, температура в комнате Пастернака иной раз опускалась до +2 градусов (на улице было вообще -50 !). Тепло проникало только с кухни, в которой беспрестанно гудели примусы и заливался на весь дом патефон. «Однажды, когда патефон из-за заезженной пластинки выплёскивал неровные музыкальные отрывки в течение нескольких часов, — рассказывал писатель Федор Гладков, также находившийся в Чистополе — Борис Леонидович не выдержал, вскочил, вышел к хозяевам и попросил, чтобы ему дали возможность работать. Его литературная нагрузка в день достигала 200-300 строк перевода Шекспира, иначе он не успевал по договорным обязательствам. Патефон, разумеется, остановили, пробурчав: «Подумаешь, работа у него, интеллигент малохольный»». Сам Пастернак очень болезненно переживал этот инцидент, упрекал себя в чрезмерном самомнении, превознесении своей «тонко организованной» личности над народом, с которым он жил под одним кровом в тяжелую для страны годину. Эти самоупреки были плодом взыскательной, подчас безжалостной, требовательности к себе. Кем-кем, а уж точно не был Пастернак «малохольным интеллигентом». В Чистополе он наравне со своими хозяевами, всеми бесчисленными «бабами, слобожанами, учащимися, слесарями» трудился не покладая рук, не чураясь никакой грязной работы. «Жил я разнообразно, но, в общем, прожил счастливо, — писал поэт в одном из писем. — Счастливо в том отношении, что, насколько возможно, я старался не сгибаться перед бытовыми неожиданностями и переменами и прозимовал в привычном труде, бодрости и чистоте. (…) Я вставал в 6 утра, потому что в колонке нашего района, откуда я ношу воду, часто портятся трубы и, кроме того, её дают два раза в день. Надо ловить момент… Три дня я выгружал дрова из баржи, и сейчас сам не понимаю, как я поднимал и переносил на скользкий берег эти огромные брёвна. Надо было, и я чистил нужники. Никогда это не омрачало мне дня, никогда не затмевало мне утраченного с радостной надеждой: сегодня надо будет сделать то-то и то-то… (…) Мы все здесь значительно ближе к истине, чем в Москве. В нравственном отношении все сошли с котурн, сняли маски и помолодели, а в физическом - страшно отощали…»

Настоящей отдушиной для эвакуированных на камские берега жителей столицы были вечера в гостеприимном доме доктора Дмитрия Дмитриевича Авдеева. Чистопольцы слагали про него легенды. В Гражданскую войну, как истинный врач, он лечил, не разбирая: и белых, и красных… Его примеру последует и Юрий Живаго, главный герой знаменитого романа. Владея всеми местными языками, Авдеев успешно решал не только медицинские, но и социальные вопросы. Рассказывали, что однажды он принимал роды в одной из татарских деревень, предварительно, после долгих переговоров, заручившись разрешением совета старейшин. В годы большого террора Дмитрия Дмитриевича, сына купца второй гильдии, с высокой долей вероятности ждал арест. Его спас врачебный талант: он вылечил от сифилиса высокого начальника местного НКВД, который посоветовал доктору на время уехать с семьей из Чистополя. «В городе нашелся дом, где раз в неделю собирались писатели. Это был дом Авдеева, местного врача, при доме был чудесный участок, — вспоминала Зинаида Пастернак. — В дни сборищ писатели там подкармливались пирогами и овощами, которыми гостеприимно угощали хозяева. Но, конечно, не только возможность хорошо поесть привлекала к Авдееву. Всех тянуло в их дом как в культурный центр. У Авдеева было два сына, один литературовед, а другой имел какое-то отношение к театру. Там читали стихи, спорили, говорили о литературе, об искусстве. Бывая там, мне иногда казалось, что это не Чистополь, а Москва. У Авдеевых Боря читал свой перевод «Антония и Клеопатры». А сам хозяин, по рассказам Цецилии Воскресенской, «…сидел во главе стола, с трубкой во рту, весь седой и большие усы седые, и внимательно слушал застольные беседы».

Пастернак подружился не только с главой семейства, но и с его младшим сыном Валерием. Тот благоговел перед именитым гостем и с радостью брался за любое дело. Во время работы над переводом «Ромео и Джульетты» Пастернаку потребовалось пересмотреть все предыдущие переводы этой трагедии. Валерий обнаружил все необходимое в чистопольской библиотеке и принес Борису Леонидовичу. Он же перепечатывал на пишущей машинке стихи Пастернака из готовившегося к изданию сборника «На ранних поездах». Именно Валерию Авдееву посвящено стихотворение поэта, в котором он вспоминает свое пребывание в эвакуации:

Когда в своих воспоминаньях

Я к Чистополю подойду,

Я вспомню городок в геранях

И домик с лодками в саду

(...)

Я вспомню длинный стол и залу,

Где в мягких креслах у конца

Таланты братьев завершала

Усмешка умного отца.



И дни Авдеевских салонов,

Где, лучшие среди живых,

Читали Федин и Леонов,

Тренев, Асеев, Петровых.



Избрав научную стезю, — а именно геоботанику — Валерий Авдеев не оставлял своих давних увлечений фотографией и живописью. Благодаря ему мы до нас дошли чистопольские фотопортреты Пастернака. В 1942 году Борис Леонидович, после некоторых колебаний, согласился позировать своему другу для живописного портрета. Он был начат с натуры, но завершен уже по фотографиям. Облаченный в отцовский костюм, поэт запечатлен на фоне закатной Камы, по преданиям, на том месте, где Марина Цветаева прощалась с Лидией Чуковской, уезжая из Чистополя в Елабугу, в свой последний путь. С 1990 года портрет Пастернака кисти Валерия Авдеева является одним из главных экспонатов Чистопольского мемориального музея поэта.

Борис Пастернак покинул Чистополь летом 1943 года. Маленький городок навсегда остался в его сердце. «Поверишь ли, ни Переделкино, ни Лаврушинский не кажутся мне домами, и этой прелестью «своего» угла обладает Чистополь, эта страшная дыра, всех напугавшая», — признавался он в одном из писем той поры. В 1945 году Пастернак начал большой роман, который считал главным трудом своей жизни. Прошло несколько лет. Рукопись разрослась, появлялись варианты, новые сюжетные линии, не было только одного — названия. Сын поэта, Евгений Пастернак, вспоминал, что отец мучительно перебирал варианты — «Река времени», «Мальчики и девочки», «Свеча горела», — но не один из них его не удовлетворял. Но однажды к нему пришло письмо из Чистополя, от доброго Дмитрия Дмитриевича. Заканчивалось оно, как всегда, любезно и лаконично — «искренне расположенный к Вам, доктор Авдеев». «Вот оно!» – осенило Пастернака, и он вывел на первом листе так долго искомое заглавие: «Доктор Живаго».

Чистопольские фотографии Бориса Пастернака, сделанные в 1942-1943 годах «сыном доктора Живаго»— Валерием Дмитриевичем Авдеевым (1908-1981)- в коллекции юбилейного аукциона. К фотографиям приложено собственноручное письмо Авдеева, адресованное редактору Наталье Дилакторской.
Миниатюры
Нажмите на изображение для увеличения
Название: 423_19_9.jpg
Просмотров: 24
Размер:	74.7 Кб
ID:	3583532   Нажмите на изображение для увеличения
Название: 423_19_8.jpg
Просмотров: 18
Размер:	86.5 Кб
ID:	3583542   Нажмите на изображение для увеличения
Название: 423_19_10.jpg
Просмотров: 19
Размер:	77.6 Кб
ID:	3583552   Нажмите на изображение для увеличения
Название: 423_19_11.jpg
Просмотров: 19
Размер:	68.0 Кб
ID:	3583562   Нажмите на изображение для увеличения
Название: 423_19_6.jpg
Просмотров: 18
Размер:	76.5 Кб
ID:	3583572  




Лотта вне форума   Ответить с цитированием
Старый 10.12.2018, 20:12 Язык оригинала: Русский       #6
Местный
 
Регистрация: 09.12.2010
Адрес: Москва
Сообщений: 238
Спасибо: 26
Поблагодарили 116 раз(а) в 63 сообщениях
Репутация: 228
Отправить сообщение для Лотта с помощью Skype™
По умолчанию «Не счесть алмазов…»

Прижизненные издания Александра Пушкина и Василия Жуковского, русская иконопись и императорский фарфор, первые публикации Михаила Лермонтова и Василия Розанова, живописные работы и графика Николая Быковского, Ивана Шишкина, Николая Клодта, Алексея Корина, Ивана Казакова, Константина Сомова, Виктора Борисова-Мусатова, Мстислава Добужинского, Александра Маковского, Ивана Билибина, Павла Кузнецова, Александры Щекотихиной-Потоцкой, автографы Максимилиана Волошина, Владимира Маяковского, Анны Ахматовой, Льва Гумилева, произведения представителей соцреализма Надежды Кашиной, Михаила Фролова, Владимира Стожарова и нонконформизма Ильи Кабакова, Оскара Рабина, Эрика Булатова, Дмитрия Краснопевцева, письма и рукописи Арсения Тарковского, Александра Галича, Геннадия Шпаликова, инскрипты и рисунки Иосифа Бродского, первые неопубликованные стихи и рассказы Сергея Довлатова - в Юбилейной коллекции «Антиквариума» на аукционе 15 декабря.

С именем Рембрандта Ван Рейна связан один из топ-лотов коллекции - портрет «Философа в кабинете», одобренный для закупки Государственным Эрмитажем как работа ученика великого мастера. Автор написанной в 1640-х годах работы, по мнению главного хранителя голландской коллекции Государственного Эрмитажа И. Соколовой, «по-новому осмыслил и интерпретировал рембрандтовскую композицию с четким светотеневым решением. <…> Учитывая, что традиционная атрибуция «Портрета пожилого мужчины» Рембрандта из собрания Эрмитажа в последние годы подверглась сомнению, приобретение картины «Философ в кабинете» представляет несомненный интерес. Картину дублировал служивший в Императорском Эрмитаже реставратор Александр Исидорович Сидоров. Последний был известен в Петербурге как знаток и коллекционер голландской живописи, много работавший по заказам частных лиц». Принимая во внимание, что в последние годы оспаривалось не только авторство признанных работ Рембрандта, но и напротив – проданные на аукционах с мировым именем картины его учеников впоследствии атрибутировались как принадлежащие кисти самого мастера, а также безупречный провенанс портрета, «Антиквариум» предпочитает адресовать коллекционеров старых мастеров к авторитетной оценке Государственного Эрмитажа.



Лотта вне форума   Ответить с цитированием
Старый 11.12.2018, 16:12 Язык оригинала: Русский       #7
Местный
 
Регистрация: 09.12.2010
Адрес: Москва
Сообщений: 238
Спасибо: 26
Поблагодарили 116 раз(а) в 63 сообщениях
Репутация: 228
Отправить сообщение для Лотта с помощью Skype™
По умолчанию Алексей Пахомов на юбилейном аукционе

Один из топ-лотов - полный комплект из 31 иллюстрации Алексея Пахомова к повести Николая Тихонова «От моря до моря». Филигранные рисунки относятся к раннему периоду творчества художника, времени стилистических экспериментов и напряженных поисков собственного языка. Они были закончены осенью 1925 года и показаны на отчетной выставке в Академии художеств, а уже в следующем году увидела свет украшенная ими повесть Николая Тихонова. Примечательно, что после переиздания в 1928 году книга в подобном оформлении больше не выпускалась.
Представленные иллюстрации - один из первых опытов Пахомова (1900-1973) в книжной графике, виде искусства, принесшим художнику поистине мировое признание. С его именем, наряду с именами Владимира Конашевича, Веры Ермолаевой, Николая Тырсы, Константина Рудакова и, конечно же, Владимира Лебедева связан «золотой век» ленинградской детской книги. Лебедев—один из учителей Пахомова, у которого тот учился самом начале двадцатых,— в 1924 году возглавил художественную редакцию детского отдела Госиздата. Художник Валентин Курдов писал, что «детская литература времен “Мира искусства” уже не соответствовала новым задачам послереволюционной России. Надо было искать иные пути, иных авторов — писателей и художников». Эту трудную задачу и удалось выполнить Владимиру Лебедеву. С большим, улавливающим самые тонкие нюансы, вниманием он начал подбор одного за другим нужных ему для дела художников, строго учитывая индивидуальные особенности каждого. Лебедев, по словам Курдова, «… из каждого художника, с которым он сталкивался, как редактор, хотел извлечь то, что этот художник лучше всего знает и любит». Именно у Лебедева Пахомов заимствовал лаконичность образов, четкость силуэтов и выразительность линий.
Детский отдел ленинградского Госиздата—не только место выпуска абсолютно новаторских детских книг и журналов, но и особая среда, сыгравшая значительную роль в истории отечественной культуры. Редакция, располагавшаяся в знаменитом здании бывшей компании «Зингер» на Невском проспекте, была своеобразным литературным клубом. Детская литература давала единственную возможность заработка для поэтов и писателей, не вписавшихся и не желавших вписываться в «пролетарскую культуру». Прежде всего, речь идет об обэриутах. Самуил Маршак, литературный редактор детского отдела, привлек к сотрудничеству в журналах «Чиж» и «Еж» Александра Введенского, Николая Заболоцкого, Николая Олейникова, Даниила Хармса. Абсурдистская манера обэриутов была очень похожа на игру в «нескладушки» ребенка «от трех до пяти», а веселый фантастический мир их произведений, не содержащий никакой «идейности», невероятно увлекал.
«Ленинградская вольница» поэтов и художников была разгромлена в 1936 году, когда на полосах центральных газет появились статьи с говорящими сами за себя названиями— «О художниках-пачкунах» и «Мазня вместо рисунков. Формалистическим выкрутасам не место в детской книге». В следующем 1937 году арестуют редактора «Чижа» и «Ежа» Николая Олейникова. Позднее НКВД «придет» за Введенским, Хармсом и Заболоцким— первые двое умрут в заключении, а третий выйдет из лагерей в 1944 году. Самуил Маршак переедет в Москву совсем, Владимир Лебедев — временно. Показательный разгром лучшего детского издательства наложит отпечаток на дальнейшую жизнь уцелевших сотрудников, а страх быть обвиненным в формализме скажется на художественной манере, которая станет более «приглашенной», далекой от смелых экспериментов молодости. Алексей Пахомов только в начале 1960-х годов вернется к своим наработкам 1920-х годов. Толчком к этому послужила прошедшая в 1961 году в Русском музее юбилейная персональная выставка, на которой большой интерес вызвали ранние работы художника.
Увидеть интереснейшие рисунки Алексея Пахомова, до сей поры известные лишь довольно узкому кругу специалистов, можно на предаукционной выставке, которая проходит в залах аукционного дома и галереи «Антиквариум» на Садовой-Кудринской, 25.
Миниатюры
Нажмите на изображение для увеличения
Название: _APP1653_small.jpg
Просмотров: 24
Размер:	245.9 Кб
ID:	3584022   Нажмите на изображение для увеличения
Название: _APP1617_small.jpg
Просмотров: 27
Размер:	223.7 Кб
ID:	3584032   Нажмите на изображение для увеличения
Название: _APP1631_small.jpg
Просмотров: 21
Размер:	256.6 Кб
ID:	3584042   Нажмите на изображение для увеличения
Название: _APP1659_small.jpg
Просмотров: 23
Размер:	248.6 Кб
ID:	3584052   Нажмите на изображение для увеличения
Название: _APP1623_small.jpg
Просмотров: 24
Размер:	177.6 Кб
ID:	3584062  




Лотта вне форума   Ответить с цитированием
Старый 12.12.2018, 12:31 Язык оригинала: Русский       #8
Местный
 
Регистрация: 09.12.2010
Адрес: Москва
Сообщений: 238
Спасибо: 26
Поблагодарили 116 раз(а) в 63 сообщениях
Репутация: 228
Отправить сообщение для Лотта с помощью Skype™
По умолчанию неофициальная культура

Особенное внимание стоит обратить на лоты, окутанные эмоциональным флером и получившие особое свечение от связанных с ними историй. К ним, безусловно, относятся мемуары «кавказского пленника» Федора Торнау с его дарственной надписью («Воспоминания о кавказской войне», 1864). Портреты супружеской пары Ипполита и Елены Демуленов кисти Николая Рачкова (1864) и Николая Быковского (1860-е), потомок которых ныне является деятелем российского арт-рынка. «Три грации» Виктора Буренина (1856), написанные 19-летним выпускником Императорской Академии художеств в идеальной симметрии позднего ампира, не предполагающие, что их автор станет одним из самых желчных литературных критиков и отзовется саркастичной пародией на первые стихи Анны Ахматовой. Воспоминания самой Ахматовой об Александре Блоке (1965), написанные для съемок передачи Ленинградского телевидения с ее правками и редакторскими купюрами. Автограф стихотворения «Без края синь…» (1946) ее сына Льва Гумилева. Письма младшего брата Ахматовой Виктора Горенко (1970-е), рассказывающие об их взаимоотношениях, и философа Исайи Берлина (1980-е), встречу которого с поэтом прокомментировал Иосиф Сталин: «Оказывается, наша монахиня теперь еще и английских шпионов принимает...». Снимки Бориса Пастернака, сделанные в годы Великой Отечественной воны в Чистополе, вместе с письмом автора фотопортретов—Валерия Авдеева.

Сборник Иосифа Бродского «Вид с холма» (1992) - ХХIV экземпляр из 25 изданных – был подарен поэтом ближайшим друзьям Людмиле и Виктору Штернам со стихотворной надписью, постскриптумом «В отличье от мово пера, здесь отпечаток до хера», выправленными ошибками и вписанными недостающими строками в стихотворении, посвященном Михаилу Барышникову.

Еще одному совладельцу - вместе с Барышниковым и Бродским – ресторана «Русский самовар» посвящено стихотворное - с рисунком - послание нобелевского лауреата. «Роману Каплану на следующий день после его пятидесятипятилетия» (1991) написано как извинение за пропущенный день рождения и является подлинным шедевром жанра «стихи на случай».

Пробы пера начинающего поэта и будущего выдающегося прозаика сохранились в архиве одноклассника Сергея Довлатова. Вместе с рисунками и письмами, охватывающими период от 6 до 20 лет, они позволяют понять, как формировались черты авторского стиля и определялись особенности личности писателя.

С именами двух московских поэтов связаны работы представителей неофициального искусства— Оскара Рабина, Александра Харитонова, Дмитрия Краснопевцева, Виктора Пивоварова, Льва Кропивницкого, Вагрича Бахчаняна, Владимира Немухина. Многие из них имеют дарственные надписи Генриху Сапгиру. Особо примечательны цикл из четырех литографий «Капля жизни», рисунок-поздравление к Новому году и первый самиздатский экземпляр «60-е» - своего рода «художественной исповеди» Ильи Кабакова - с посвящением другому представителю концептуализма Льву Рубинштейну.
Миниатюры
Нажмите на изображение для увеличения
Название: 453_64_1.jpg
Просмотров: 18
Размер:	210.5 Кб
ID:	3584272   Нажмите на изображение для увеличения
Название: 9359.jpg
Просмотров: 19
Размер:	405.9 Кб
ID:	3584282   Нажмите на изображение для увеличения
Название: 8.jpg
Просмотров: 20
Размер:	65.8 Кб
ID:	3584292   Нажмите на изображение для увеличения
Название: 9.jpg
Просмотров: 19
Размер:	10.4 Кб
ID:	3584302   Нажмите на изображение для увеличения
Название: 7.jpg
Просмотров: 20
Размер:	13.1 Кб
ID:	3584312  




Лотта вне форума   Ответить с цитированием
Старый 13.12.2018, 13:15 Язык оригинала: Русский       #9
Местный
 
Регистрация: 09.12.2010
Адрес: Москва
Сообщений: 238
Спасибо: 26
Поблагодарили 116 раз(а) в 63 сообщениях
Репутация: 228
Отправить сообщение для Лотта с помощью Skype™
По умолчанию книжные редкости

В «Редких и ценных книгах» - практически не встречаемое на рынке Петровское издание «Полидора Виргилия Урбинского восемь книг о изобретателях вещей» (1720). Прижизненные издания классиков русской литературы: две части «Стихотворений» (1829) и «История пугачевского бунта» (1834) Александра Пушкина, «Ундина» Василия Жуковского (1837), номер журнала «Отечественные записки» (1840) с первой публикацией стихотворений Михаила Лермонтова и рецензией Виссариона Белинского на роман «Герой нашего времени». Сочинения историков: «Ключ к Истории Государства Российского Н.М. Карамзина» Павла Строева (1836), «Биографии российских генералиссимусов и генерал-фельдмаршалов» Дмитрия Бантыша-Каменского (1840-1841), «Замечательные и загадочные личности XVIII и XIX столетий» Евгения Карновича (1884), «Генералисимус князь Суворов» Александра Петрушевского (1900), «Отечественная война» Петра Ниве (1911-1912), «Генерал-адъютанты императора Александра I» великого князя Николая Михайловича (1913). Настоящие полиграфические шедевры конца XIX - начала XX столетия — «Каталог моего собрания русских гравированных и литографированных портретов» Алексея Морозова (1912-1913) из библиотеки художника-нонкоформиста Льва Кропивницкого, трехтомная «Азиатская Россия» с поистине монументальным атласом (1914), наконец, изящные шкафчики, наполненные книгами из миниатюрной библиотеки «Крошки», издававшейся Ф.А.Иогансоном (1894).



Лотта вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Метки
антиквариум, антиквариум, билибин иван, борисов-мусатов, маковский, сомов константин

Опции темы
Опции просмотра

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход

Похожие темы
Тема Автор Разделы Ответов Последние сообщения
История с географией в редких изданиях XVIII-ХХ веков на аукционе "Антиквариума" 1.10 Лотта Аукционы 0 28.09.2015 14:37
Александр Бенуа, Константин Сомов, Николай Рерих на осенних аукционах Антиквариума Лотта Аукционы 4 17.09.2014 11:48
Татьяна Маврина - юбилейная выставка Dogel Выставки, события 0 22.12.2011 21:23
Юбилейная выставка Ульяновского отделения СХР artcol Выставки, события 5 05.12.2011 19:31
Юбилейная выставка 0,5 в pop/off/art Vladimir Фоторепортажи с выставок 4 15.12.2009 18:36

Облако меток
гравюра графика живопись офорт пейзаж





















Часовой пояс GMT +3, время: 22:42.


Powered by vBulletin® Version 3.8.3
Copyright ©2000 - 2018, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot