Вернуться   Форум по искусству и инвестициям в искусство > Дневники > Gnesterov

Оценить эту запись

КРАСНЫЙ ЦВЕТОК ПЬЕРО - пьеса - ЕЛЕНА ПОПОВА

Запись от Gnesterov размещена 05.09.2021 в 13:59
Обновил(-а) Gnesterov 05.09.2021 в 16:48

[IMG][/IMG]

Gregory Nesterov, "Expectations", hardboard, tempera, lacquer, 72x53, 1968




КРАСНЫЙ ЦВЕТОК ПЬЕРО




Действующие лица



Пьеро

Коломбина

Танцовщица

Арлекин

Генерал

Лекарь

Первый актер, он же режиссер

Второй актер

Владелец театра





ПЕРВЫЙ АКТ

(Маленький, но вполне полноценный)





Пьеро в позе скорби.

Появляется Коломбина. Как это ни странно, довольно возрастная особа.


К о л о м б и н а. Что с тобой, Пьеро? Опять тебя кто-то обидел?

П ь е р о (горестно). Представь! Представь!

К о л о м б и н а. Опять этот жестокий, злой Арлекин?

П ь е р о. Кто же еще?!

К о л о м б и н а. Он что-то сказал или сделал?

П ь е р о. И сказал, и сделал!

К о л о м б и н а. Что? Что он сказал?

П ь е р о. Он сказал!.. сказал… (Задыхаясь от обиды, сдерживая слезы) И дал… мне…

К о л о м б и н а. Что дал? Какую-то вещь или подарок?

П ь е р о. Да, можно сказать и так… Он дал мне… Вот сюда… Ногой… Я даже упал… Я упал! (Показывает на ягодицы.)

К о л о м б и н а (насмешливо). По-нят-но…

П ь е р о. Ты смеешься?

К о л о м б и н а. Бедный Пьеро! Так что же случилось?

П ь е р о. Случилось… Да… случилось! Я встретил ее… Такую светлую! Такую прекрасную!

К о л о м б и н а. Красивее меня?

П ь е р о (трезво). Ты хороша, конечно, не спорю… Но, Коломбина, наши отношения в прошлом. (С прежней экзальтацией.) А теперь я встретил ее! Я нес ей красный цветок, символ моего сердца, моей любви! Залог нашего светлого будущего!

К о л о м б и н а. Но Пьеро, у тебя нет материальной базы… Когда-то это разрушило наши с тобой отношения.

П ь е р о. Он тоже так сказал! Он так и сказал! Злой, жестокий Арлекин! Он вырвал из моих рук мой цветок и бросил его в грязь! А мне дал, мне дал…

К о л о м б и н а. Я понимаю, что не подарок.

П ь е р о. Я упал!

К о л о м б и н а. Но Пьеро, у тебя действительно нет материальной базы.

П ь е р о. Я упал!

К о л о м б и н а. В наши времена это главное.

П ь е р о. Ты не понимаешь! Не понимаешь! Она чистая, она возвышенная… В этом своем светлом, прелестном платье! Она не живет, а танцует, парит в воздухе… Она далека от всего материального! Светлая! Чистая! Прекрасная! Она… она птица!

К о л о м б и н а. Я тоже когда-то все танцевала, парила в воздухе… Я тоже была птицей! Где мои крылья? (После паузы, легко переходя к драматической интонации.) Нет, ты скажи мне – где мои крылья?!! Сплошной быт, стирка, глажка, грязная посуда! (Бьет Пьеро кулачком в грудь.) Пьеро, где мои крылья?!!


Оба плачут, ведь они – куклы…Но Коломбина быстро успокаивается, достает из кармашка пудреницу и помаду, красит губы.


Ладно, перестань плакать!

П ь е р о (задумчиво смотрит на Коломбину). Когда-то я любил тебя… Коломбина…

К о л о м б и н а. И тогда у тебя не было материальной базы. Будь реалистом! Арлекин – реалист. Прислушайся к Арлекину!

П ь е р о. Красный цветок так смотрелся бы на ее светлом платье!.. Но Арлекина это бесит. Он не любит ничего яркого. Он же тупой! Тупой недоучка! Грубая деревенщина!

К о л о м б и н а. Тс-с… Арлекин…



Появляется Арлекин – веселый, вызывающий, крутит ус.



А р л е к и н. Что? Все свои? А Пьеро все еще хнычет?

П ь е р о. Я не хочу его видеть!



Пьеро уходит. Арлекин посмеивается, посвистывает, посматривает на Коломбину. Коломбина продолжает прихорашиваться.



А р л е к и н. Все молодишься, Коломбина?

К о л о м б и н а. Тебе-то что!

А р л е к и н. Платье не по возрасту! Помада вообще…улет.

К о л о м б и н а. Ревнуешь?

А р л е к и н. Это ж когда ж мы с тобой шашни крутили? Лет триста назад? На карнавале!

К о л о м б и н а. Весело было! В Венеции было весело!

А р л е к и н. А этот нытик бегал за нами по всему городу и хныкал. Опять хныкал!

К о л о м б и н а. Что ты к нему пристал, старый дурак? Даже растоптал какой-то цветок.

А р л е к и н. Красный цветок!

К о л о м б и н а. Красный цветок к светлому платью!

А р л е к и н. Я не люблю все яркое! Тем более он задумал жуткую глупость – жениться на какой-то танцовщице. Не имея материальной базы.

К о л о м б и н а. Пусть хоть попробует!

А р л е к и н. Она не выдержит больше двух дней! Ты же знаешь Пьеро! Он ни на что не годен. Только нюхать цветы, бегать за бабочками и смотреть на луну. Бедняжка поголодает немного и… сбежит. А у Пьеро очередная душевная травма.

К о л о м б и н а. Тебе-то что! Триста лет назад в Венеции ты не думал о его душевной травме!

А р л е к и н. Я старею, становлюсь сентиментальнее… Потом он все-таки мой троюродный… или четвероюродный брат…

К о л о м б и н а. Если Пьеро влюблен, его не остановишь.

А р л е к и н. Вот-вот! А она… танцовщица, вертихвостка, опасная особа…. Я навел справки! Она нас всех разорит… Сначала он заложит все, что у него есть, а потом будет таскать мелочь из наших карманов и потихоньку распродавать реквизит!


Появляется Генерал.


А! Вот кто нам поможет! Он все-таки власть! На худой конец установит слежку – подсматривать, подглядывать, мотать на ус… и записывать, записывать, записывать! У него – протокол, он знает!

Г е н е р а л. Прекрасно! Прекрасно! Погода шепчет! Сладкие сны, сладкие грезы!

К о л о м б и н а. Какая погода? Двери заперты. Поди прогуляйся в пыльных кулисах! Короче, все тот же ящик.

Г е н е р а л. Это по роли. Прекрасно! Прекрасно! Чудесная погода! Я дышу полной грудью! Надо поддерживать форму. Грудь вперед! У кого вы видели такую выправку? Только у меня!

А р л е к и н. Друг мой, друг мой… Мы не на параде. И у нас проблемы, да, проблемы! Наш Пьеро влюбился в танцовщицу!

Г е н е р а л. Влюбился? Да ну? Когда-то я тоже влюбился… Солдатиком… Безусым, зеленым солдатиком… Да… В одну служаночку… Прелесть, а не служаночка! Я даже дрался на дуэли… Да… Тоже с безусым, зеленым солдатиком… Какие воспоминания!

А р л е к и н. Речь не о вас, наш дорогой, а о Пьеро! Влюбился Пьеро!

Г е н е р а л. Когда-то… да… Прелесть, а не служаночка… (После паузы.) Так в чем проблема?

А р л е к и н. Проблема в том, что влюбился Пьеро! Это угроза для нас всех! Ты же знаешь Пьеро! Он теряет голову! А эта особа – вертихвостка. Я навел справки. Она любит подарки!

Г е н е р а л. Да, женщины любят подарки. Я своей служаночке тоже дарил… Сережечки там всякие… Да… Побрякушки…

А р л е к и н. Но у Пьеро нет материальной базы!

Г е н е р а л. Это понятно. Откуда?

А р л е к и н. А голову снесет! Кончит тем, что будет мелочь выгребать из наших карманов – продаст мои колокольчики, ленты Коломбины, а на твоем мундире срежет пуговицы!

Г е н е р а л. Ну уж нет! Это никак! Это не пройдет!

А р л е к и н. Так он тебя и спросит!

Г е н е р а л. Ты с ума сошел! Мои пуговицы! С парадного мундира! А если у меня смотр? А если приедет глав-но-ко-мандующий?! А если… сам король?! А я без пуговиц? Да я его, этого Пьеро… в пыль! В пыль! В прах! В порошок сотру! Я его в кандалы! В Сибирь!

А р л е к и н. Не надо в кандалы, не надо в Сибирь. До этого еще не дошло. Твои пуговицы пока на месте.

Г е н е р а л (ощупывает мундир). На месте…

А р л е к и н. По-ка!

Г е н е р а л (все ощупывает мундир, до сих пор в растерянности). Что же делать? Ты – умный, Арлекин! Ты знаешь, что делать.

А р л е к и н. Конечно, знаю! Следить! Взять на заметку! На карандаш… И если что…

Г е н е р а л. Что?

А р л е к и н. Вмешаться! Разлучить! Потушить!

Г е н е р а л. Что потушить? Где?

А р л е к и н. Огонь любви!

К о л о м б и н а (насмешливо). В зале как раз есть огнетушитель. Но он с ним не справится.


Появляется Лекарь. Бормочет латинские изречения.


А р л е к и н. О! Этот тоже очень вовремя! Этот тоже нам нужен! Ми-лейший!

Л е к а р ь. Вы меня?

А р л е к и н. Нам нужно лекарство.

Л е к а р ь. Любое. От любых болезней и на любой вкус.
А р л е к и н. Нам нужно лекарство от любви!

Л е к а р ь. Я прекрасно знаю рецепт. Среднего размера дохлую мышь… Можно и маленькую… (Вспоминает.) Истолочь в ступе или в блендере, добавить печень крокодила, пойманного в джунглях Амазонки, нильский крокодил тоже сойдет… Далее, червяк обычный, дождевой… Соль… Щепотка сахара… щепотка печной золы… мочу девственницы…

К о л о м б и н а. Вот выдумал! Где это мы ему найдем мочу девственницы?

Л е к а р ь. Все вышеназванное в ступе или, если захотите, в блендере. И по чайной ложке три раза в день перед едой.

А р л е к и н. По чайной ложке три раза в день… Это долго и хлопотно…

Л е к а р ь. Зато надежно. Помогает.

Г е н е р а л. Я знаю! Мы его свяжем и зальем все это в рот! Одним махом! Как же я буду без пуговиц?



Появляется Танцовщица. Танцует под свою собственную музыку.



Т а н ц о в щ и ц а. Ля-ля…ля-ля-ля… Ля-ля… Тра ля-ля…


Пауза.



Г е н е р ал. Пре-лест-ная!

Л е к а р ь. Чудо! Чудо природы!

А р л е к и н. Да. Смею вас уверить.

К о л о м б и н а. Подумаешь! В этой пыльной коробке, да за столько лет… я просто испортила цвет лица!

Г е н е р а л. Куда до нее моей служанке!

А р л е к и н (толкает его в бок). Помни, помни о пуговицах!

Л е к а р ь (как заклинание). Мертвую мышь средних размеров, дождевой червяк, моча девственницы… В блендер! В блендер! В блендер!

А р л е к и н. Нет. Категорически. Я не люблю все яркое. Да и светлое тоже. Триста лет – не шуточки, не хухру-мухры! Я стал злее! Да! И горжусь! Я стал злее и крепче! Меня не прельстят всякие порхающие эльфы, иллюзии, химеры. Весь этот ваш идеализм! Все ваши порывы! Я знаю всему цену, я знаю – все когда-нибудь заканчивается. Через триста лет это чудо природы станет такой же, как эту дурища Коломбина!



Между тем, Коломбина опять прихорашивается перед зеркальцем.



Штукатурь, штукатурь свое облезлое личико! Свои триста лет не скроешь! (После паузы.) Итак, я злой. Но я горжусь. Я слал злым и крепким. И я справедливый. Я вам не дурачок Пьеро. Я не позволю ему захлебнуться в море иллюзий, а потом в море слез. Мы же какие-никакие…братья! Цена его любви – жизнь бабочки, а дальше, а потом, а потом понеслось – пуговицы генерала, мои бубенчики, мелочь в наших карманах… И опять рыдания, бесконечные рыдания Пьеро. А если найдется какой-нибудь писатель и опишет все это – и пойдут по миру все эти сопли, стихи, черная меланхолия… А дальше, а потом… Исчезнут из магазинов колбаса, мыло и стиральный порошок! Пьеро опасен! Долой Пьеро! Долой стишки!



Пьеро приближается к Танцовщице.


П ь е р о. Солнце мое! Я нес к вашим ногам прекрасный цветок, но злые люди (злой, злой Арлекин!) отняли его у меня! Но у меня есть сердце! Я отдаю тебе свое сердце! (срывает с груди тряпичное сердце.)

Т а н ц о в щ и ц а. Как мило! Мне никто никогда не дарил свое сердце. Правда, оно из тряпочки…

П ь е р о. Оно искренне! Оно полно любви!

Т а н ц о в щ и ц а. Я смущена… да… я тронута…

П ь е р о. Солнце, зайди за облака, не соперничай с моей милой… Луна, освяти наш мирный уголок… Горы, моря, континенты – они полны, они залиты моей любовью! Поцелуй, один поцелуй, богиня моя, радость моя, мое солнце!

Т а н ц о в щ и ц а (отступает). Но это же просто тряпочка…Вот если бы это было какое-нибудь ожерелье…

А р л е к и н. Вот оно! Началось! Скоро в ход пойдут мои бубенчики! Пуговицы генерала! И все остальное.

Г е н е р а л. За пуговицы он мне ответит!

А р л е к и н. Долой Пьеро! Долой стишки!



Куклы бросаются между Пьеро и Танцовщицей.


Здесь где-то была ручка… Вот она!


Хватает авторучку, величиной с нормальный такой снаряд. Лекарь ему помогает.


Чернилами! Чернилами! А ля гэр, ком а ля гэр! Заливай ей платье!


Заливает чернилами платье танцовщицы.


П ь е р о. Я отдаю за тебя жизнь, любимая!


Пьеро бросается между ними и танцовщицей. Свалка, борьба кукол.





ВТОРОЙ АКТ

Маленький, но вполне полноценный.





Двое артистов – один из них режиссер – выпивают на ящике из-под реквизита.
Все, как положено. Бутылка водки, пластиковые стаканы, огурцы на газете, открытая банка консервов.



П е р в ы й. Твоя ручка опять валялась. Чернилами залила танцовщице все платье.

В т о р о й. Я знаю.

П е р в ы й. Жалко. Совсем новая.

В т о р о й. Марля еще осталась.

П е р в ы й. Не белая.

В т о р о й. Что с того.

П е р в ы й. Белая лучше.

В т о р о й. Блестки пущу. Бантики.

П е р в ы й. В ящике опять был шум.

В т о р о й. Может, крыса?

П е р в ы й. Кто его знает.Куклы – дурной народ.

В т о р о й. Куклы и есть куклы.

П е р в ы й. Был у меня один – все норовил стенку носом проткнуть. Наделает дырочек и… подсматривает.

В т о р о й. Ну а ты?

П е р в ы й. Терпел, терпел… Потом нос отрезал!

В т о р о й. Буратино, что ли?

П е р в ы й. Н-е… Но похож. Я этих всех буратинов с длинными носами всегда терпеть не мог. Шустрые больно. Лю-бо-знательные…

В т о р о й. Это ж не худшее качество.

П е р в ы й. Для кукол это – худшее качество. Кукла должна знать свое место. Свой ящик. Свои пределы, права и возможности.Ты – лопай, лопай, закусывай!

В т о р о й. Давно хотел сказать…Как-то бы обсудить… Если мы так хорошо, душевно сидим…

П е р в ы й. Сидим… (После паузы.) Ну, говори.

В т о р о й. Я думаю, застряли мы что-то. Один и тот же репертуар, одни и те же слова… И уже сколько лет… Ты не обижайся…

П е р в ы й. Что ж обижаться… Ты лопай, лопай…

В т о р о й. Помню, ты молодой пришел… Дерзкий, смелый!… Красавец! А теперь – лысина, мешки под глазами… и все тот же текст, те же слова, те же фразы!

П е р в ы й. Это, дорогой мой, -- стабильность. Ты же хочешь иметь завтрак, обед, ужин… Потом спать лечь в теплую, мягкую постельку, а не в сарае каком-нибудь на гнилой соломе, и сны смотреть! Приятные телевизионные сны… А? Это и есть – стабильность. А когда непонятно что – пойдет зритель, не пойдет зритель, да что директор скажет, да что в газетах напишут, да что там выше… выше(поднял указательный палец вверх)… По-нятно?

В т о р о й. Все равно тошно… Каждый день одни и те же фразы, одни и те же слова! Повторяешь, как попка. Ненавижу эти слова! Во рту вязнет, горчит! Тьфу!

П е р в ы й. А ты водочки… Водочки… Вот и полегче будет. И рыбку…

В т о р о й. Ненавижу эти консервы!

П е р в ы й. Кто ж виноват, что у нас спонсор – консервный завод! Ну, давай! За здоровье!


Чокнулись, выпили.



В т о р о й. Такой пришел храбрый, смелый, кукол обновил! А теперь вот кусок марли и тот не белый.

П е р в ы й. На себя посмотри! Вот кто был красавец так красавец! Помню!

В т о р о й. Да, я был красавец. Голос, фактура… Все! Мне говорили – чего тебе эти куклы сдались, в драмтеатр иди! Там твое место. Героев будешь играть.

П е р в ы й (насмешливо). Ты, героев?

В т о р о й. Героев. А что?

П е р в ы й. Ты, героев? (Смеется.)

В т о р о й. Героев…

П е р в ы й. Ты, героев?

В т о р о й. Все так говорили…

П е р в ы й. Люди наговорят! Слушай больше!


Пауза.



В т о р о й. Чем я не герой? Ты скажи, чем это я не герой?

П е р в ы й. Встань!



Второй встает.



Ноги на ширину плеч… Выпяти грудь! Сильнее! Сильнее! Как у нашего генерала!


Второй стоит, выпятив грудь. Первый его рассматривает, поправляет, то положение руки, то ноги.

(Вот последний штрих, отходит, после паузы.) Нет, не хватает…

В т о р о й. Чего?

П е р в ы й. Героизма не хватает.

В т о р о й. Издеваешься? Да? (Набрасывается на Первого с тумаками, трясет за плечи.) А теперь, хватает? А теперь хватает?

П е р в ы й (добродушно). Все-все-все! Уймись! Я пошутил. Пошутил! Давай лучше водочки…



Опять располагаются на ящике.



Водочка накормит, водочка напоит, спать положит, песенку споет! Здоровье!

В т о р о й (слезливо). Не могу я смотреть на эти консервы! Были рыбки, как рыбки, в море плавали, резвились… А теперь что? Что с ними сделали? Посмотри, что с ними сделали?!

П е р в ы й (философски). Консервный завод…

В т о р о й. Консервный завод.

П е р в ы й. Наш спонсор! За нашего спонсора! Не хочешь, не смотри… Закусывай рукавом, старинный, испытанный способ…

В т о р о й (После паузы). Все-таки… зря не пошел в драму… Гамлета бы играл… Короля Лира… Дядю Ваню… И чего я этих кукол так полюбил…

П е р в ы й. Я тебе скажу… На ушко, на ушко! Не геройствуй, не выступай… Мы с тобой – раз и нету… Есть кому место занять! Свято место пусто не бывает. А нас – раз и нету… Дунул… и все.




АКТ ТРЕТИЙ

(Совсем маленький)





Директор театра, он же владелец, импозантный мужчина, говорит по телефону.



Д и р е к т о р. Подсунули мне этот театр! Мне он нужен? Да я в театр уже с детства не хожу! Пожалел. Мэра пожалел! Спаси, говорит, театр! Хороший парень, наш мэр…Ну… Отдал долги, то да се… Здание я тебе скажу… Начало прошлого века… Конструктивизм. Не то что великий памятник. Нет. Не Парфенон! (Смеется своей же шутке.) Не Парфенон! Да… Просто конструктивизм. Начало века. Стены, да… Стоят! А все остальное, коммуникации… в ужасном виде… Из унитазов хлещет, трубу прорывает. Да, вложил, вложил денежки, малость подлатал. А теперь, ты представь, -- предлагают! Ты представь! Казино, ресторан… Башляют по полной!Очень даже показался им этот конструктивизм. Ну, мэр… Что, мэр? Хороший парень… Ну так у меня свой интерес, я ему не нанимался… Какая выгода от театра? Не смеши! Кому сдался этот театр! Да найдут себе что-нибудь… Погрузят свой хлам на тележку, лошадку купят… Да я им лошадку куплю, только чтоб отвязались! И чап-чап по дороге… Деревенским ребятишкам козу показывать. Как в предыдущих веках… Чап-чап…Не в традициях нынешнего? Что поделаешь, -- надо привыкать. Жалею, милый, жалею… А что прикажешь делать – у меня дебет с кредитом не сходятся, у меня, знаешь, в жизни другой расчет. Ну, консервный оставлю, хороший заводик, правильный. Консервы народу всегда нужны. Ладно. Не серчай, не серчай, друг, гуманист наш, защитник животных. Лучше как-нибудь в гости подъедь, на шашлычок… А что? Под шашлычок, да под коньячок, да на природе, так и тянет о прекрасном поговорить.



Отрубает связь, набирает другой номер.



Привет, птенчик… Семь потов сошло. Я б этих идеалистов… Да… Не хочу при тебе грубо выражаться… Все. Подписал. Сжег корабли! Собери-ка ты мне чемодан. Отдыхать полечу. На звонки не отвечай. И сама не звони. Театр? Что тебе этот театр? Ты когда в последний раз в театре была? То-то… За чемоданом пришлю…




ЭПИЛОГ





Появляется Пьеро, в руках у него красный цветок.



П ь е р о. У кукол нет крови, ведь мы из дерева, из папье-маше, из клея, из картона… из пыли… Из праха… Из праха мы созданы, созданы….(Кричит.) Мы из праха!!! Только я порезался о какую-то консервную банку!… И потекла кровь… Это же моя кровь… А тут лежал кусочек марли, белой марли… Я смочил ее своей кровью и сделал цветок! Красный цветок! Мой свет! Моя радость! Мое солнце! Я иду к тебе!





Попова Елена Георгиевна – драматург, прозаик. Пьесы переведены на шесть языков, были
представлены в разных странах.
Сайт в ин-те - http://popova.by/
Размещено в Без категории
Просмотров 329 Комментарии 0
Всего комментариев 0

Комментарии

 















Часовой пояс GMT +3, время: 23:55.
Telegram - Instagram - Facebook - Обратная связь - Обработка персональных данных - Архив - Вверх


Powered by vBulletin® Version 3.8.3
Copyright ©2000 - 2021, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot