Вернуться   Форум по искусству и инвестициям в искусство > Дневники > МАГНОЛИЯ

Рейтинг: 5.00. Голосов: 5.

Тайны алфавита. Внимающим для понимания

Запись от Магнолия размещена 13.05.2012 в 10:31

Р. S.

Солнечный лучик пробрался в узкую щелочку между стеной и занавеской и направился по письменному столу от одиноких листков с каким-то текстом к стопке, приготовленной для переплета. На часах почти семь. Можно было бы еще поспать, но память услужливо начала разматывать нить вчерашних событий. Листки с текстом — это ксерокопия статьи «Сакральный смысл славянской азбуки» Л.В.Савельевой, а стопка, приготовленная для переплета — это распечатанная на принтере трехтомная рукопись моего многолетнего труда «Эволюция и Право».
А было так. Недавно содержание всех трех томов я поведала приятельнице. За четверть века работы над книгой осмыслено и описано много разноцветных камней философской мозаики, но видно, самым ярким для нее оказался пазл о кодировании элементов системы природных принципов буквами. Через несколько дней она сообщила мне о существовании упомянутой работы Л.В.Савельевой про потаенный смысл букв азбуки.
- Алло! Это монография или статья? Как ты разыскала ее? - Спрашиваю с искренней завистью, что кому-то, а не мне, довелось узнать о работе на такую интригующую тему.
- Набери в поисковой строке интернета «Лидия Владимировна Савельева», дальше, возможно, найдешь еще кое-что интересненькое.
- Спасибо. Обязательно воспользуюсь.
В тот же день я помчалась в НРБ. Это новая аббревиатура нашей «публички». Национальная Российская Библиотека. Новое здание на Московском проспекте у Парка Победы достойно всяческих похвал. Настоящий храм культуры.
Нужную мне работу нашли относительно быстро. Оказалось, что это не очень большая журнальная статья. Кроме того, НРБ предоставляет возможность побывать в интернете. Оттуда я узнала, что Л.В.Савельева потомственный филолог, славист, профессор историко-филологического факультета Карельского государственного педагогического университета. В 1993 году на 1-ой Международной конференции «Евангельский текст в русской литературе» она доложила о том, что «впервые дешифровала и интерпретировала славянский азбучный именник как первый целостный поэтический текст, написанный Константином Философом в жанре краткой проповеди к неофитам в традициях византийского молитвословного стиха». Разные аспекты этой темы исследуются ею в последующих работах. Я очень обрадовалась, узнав, что в наше новаторское время хоть кто-то бьет в набат о проблеме нарушения естественной языковой гармонии потомков славян.
С ксерокопией статьи я поспешила домой, чтобы, не торопясь, с одной стороны, насладиться единомыслием, а с другой, проглотить горькую пилюлю, что золотой ключик от тайны азбуки Фортуна вложила в другие руки. Однако, прочитав статью, я с удивлением и восторгом увидела, что мы копали историю в разных местах, разными методами и на разную глубину. Теперь предстоит разбираться и сравнивать, кто что нашел. Заботу о скорейшем переплете рукописи придется отложить, чтобы дополнить и завершить третий том разъяснением сложившейся ситуации.
* * *
Утренняя чашечка кофе. Комната залита солнечным светом. Карандаши ждут исполнения танца по бумаге. Мысленно обращаюсь к специалисту по истории русского литературного языка: «Уважаемая Лидия Владимировна! У нас разное информационное наполнение мозгов, но это не должно помешать нам дотянуться до исторической правды. Кроме того, в любом разговоре не зазорно уточнять понимание терминов собеседником, особенно если это понимание необычное, а точнее не общепринятое. К примеру, определение «аскет» я воспринимаю как «вопрошающий и готовый поверить», так как это слово-понятие состоит из трех фонем: ask — спрашивать, е — знак существования (есть), т — буква-код принципа «Вера». Аскетизм вовсе не обязательно сопровождается пренебрежением к удобствам живота и тела. Просто аскеты так увлечены духовной пищей, что термин «аскетизм» перекочевал на зримые обстоятельства познающей личности. Еще забавнее мое восприятие слова «арифметика». По-моему оно определяет всякую неповторимость, то есть нерифмуемость. Числа — самый наглядный случай. Два не есть ни три, ни четыре, ни пять, ни десять... Но и зеленое не есть ни красное, ни желтое, ни черное... Цвета и оттенки арифметичны. Арифметично и многое иное, включая буквы и ноты, но люди привыкли применять понятие «арифметика» только к числам».
Мое мысленное обращение к заслуженному деятелю науки РФ и Карелии прервал телефонный звонок.
- Ну как? - Интересуется дорогая моя энциклопедистка. - Обнаружила Савельева сакральный смысл азбуки? Опередила тебя?
- Отвечу только, что я нашла ее статью в 9-ом номере журнала «Север» за 1993 год. Прочитала. Хочешь услышать мое мнение?
- Хочу!
- Савельева только прикоснулась к загадке азбуки, но не алфавита. Она почуяла, что Константин Философ (он же в монашестве Кирилл) дал буквам имена, чтобы намекнуть на их значение, но по традиции многовековой герменевтики не мог раскрыть целостное сакральное знание.
- А ты можешь! Я разрешаю! - пошутил мужской голос и серьезно добавил, - нынче другие времена, другие задачи.
- Кто там у тебя?
- Наш общий знакомый. Не узнаешь?
Митя всегда терпеливо выслушивал косноязычье моих провидений и догадок, был слушателем отдельных литературных пассажей. Его реакция помогала мне не выбиваться из колеи последовательно понимаемого текста. «Я полагаю, что не смотря на огромный объем вспомогательной литературы, пишется «э_ван_гелие», - полушутя и вкладывая «мой» смысл в букву «э», обозначил он жанр труда «Эволюция и Право», - Гелиос освещает в тебе приветы живых и ушедших мыслителей, и получается единая картина»
-Ты рассказала Мите о работе Савельевой?
- Да. Он считает, что ты должна отреагировать.
- Я уже настроилась сопоставить наши подходы к секрету азбуки путем написания эссе с коротким названием «P. S.». Получится эдакая литературная точка.
- Желаю удачи. Действуй!
Метроном телефонных гудков начал отсчет времени, и карандаш бодро вывел общеизвестные буквы «P. S.».

* * *
Сопоставление первое.
Статья «Сакральный смысл славянской азбуки» начинается с напоминания о «двух графических системах, написанных двумя азбуками: кириллицей и глаголицей». Изучаются источники, варианты, особенности, и т.д., и т.п. Но их принадлежность к понятию «система» осталась без внимания. Употребив слово «система», автор статьи пролетела мимо его смысла, не замечая содержащихся в нем фонем: с_ист_тема, то есть тема с Истиной. "Истина нисколько не страдает от того, что ее никто не хочет признавать. - Записал знаменитый русский философ А.Ф.Лосев в предисловии к «Очеркам античного символизма и мифологии». - Наоборот, для истины (а равно и для не признающих ее) это только логично. Обойдитесь без истины вы, а истина уж наверное обойдется без вас" Истина темы — это прежде всего закономерность взаимосвязей элементов. Выявленная или не выявленная, она вне зависимости от информационной базы претендующих на открытие. Но когда-нибудь кому-нибудь с_ист_тема откроется. Когда и кому?
Предпосылкой открытия становится накопление сведений, характеризующих свойства и взаимосвязи элементов, а также концентрация этих сведений в одном месте. В нынешние времена самым ярким примером стало открытие периодичности свойств системы химических элементов. В силу этого чуда у химиков, имеющих дело с огромным количеством свойств разных веществ, обострилось чутье на системность. Я, автор труда «Эволюция и Право», оказалась таким «чувствительным химиком». На слова «Дочь/Ночь» или «Брак/Мрак» я смотрела как на молекулы веществ, свойства которых различны из-за присутствия в них разных элементов Д и Н, Б и М. Для меня буквы алфавита — элементы неведомой системы.
Понятия могут быть обозначены разными способами - звуком, рисунком, движением (жестикуляция, мимика)... Для людей самым удобным способом передачи информации стало составление молекул-слов из элементов-букв. Любая информация берется из системной совокупности принципиальных свойств мироустройства, называемой аль_фа_витом. Природные принципы — элементы этой системы, а буквы — коды природных принципов.
Для выявления характера системы-алфавита терминология «буква как графический знак», вытекающая из контекста второго абзаца статьи Л.В.Савельевой, выглядит несколько неудачной, так как буква — это прежде всего код совокупности оттенков некоего свойства, присущего системе, а уж потом какой-либо знак, звуком или видом.

Сопоставление второе.
Третий абзац статьи посвящен историческим заслугам Константина-Кирилла: выделение звуковых типов славянского фонологического строя; создание системы графических обозначений; изобретение слогового принципа славянского письма; перевод религиозных произведений с греческого на славянский; разработка норм первого славянского литературного языка. Глядя на этот перечень доверчивый читатель может подумать, что до миссионерства Кирилла славяне представляли собой звучащее стадо без собственной культуры литературного общения, без преданий, без былин и сказок, без песен и танцев... Разрешите усомниться. А вот фраза о приобщении славян к христианству, что якобы Кирилл считал своим предназначением, заслуживает особого внимания.
В труде «Эволюция и Право» показано, что христианство представляет собой особый стиль мышления людей, оказавшихся в критической ситуации. Этот вывод хорошо просматривается из книги И.С.Свенцицкой «Раннее христианство: страницы истории». Во время кризиса строго логическое мышление не результативно из-за слишком быстрой смены событий. Тогда организм переключается на чутье, на интуицию, что сопровождается обострением ощущения оттенков свойств природных принципов. Соответственно расширяется и буквенный диапазон. Именно эту «критическую» составляющую жизни славян подметил Константин Философ и прибавил к относительно устоявшейся системе «европейского» алфавита дополнительные смыслы, закодированные конечными буквами азбуки. Судя по составу азбуки и месту размещения дополнительных букв, можно предположить, что Кирилл входил в когорту Посвященных высокой степени, озабоченных просветительской деятельностью. Он не столь приобщил славян к христианству, сколь выявил их христианский дух и отразил это в славянской системе восприятия принципов мироустройства. Вживление кириллицы в письменный язык славян доказывает, что Кирилл вместе с братом Мефодием страстно, как пишет Л.В.Савельева, отстаивал свою позицию «в отважной борьбе с ортодоксальной доктриной «треязычников», признававших божественную литургию только на древнееврейском, греческом и латинском языках», использовавших строго разумную матрицу, без интуитивной составляющей алфавита.
Сосуществованием первых витков алфавита (разумное представление о развитии жизни на планете) с витком интуиции объясняется подчеркнутая Л.В.Савельевой разница в характере наименования начальных и конечных букв азбуки. Сопоставляя данные источников, она пишет: «1) устойчивую последовательность обнаруживают буквы, составляющие первые две трети азбуки, - именно те, которые имеют явные омонимы в старославянском и древнерусском языках, то есть представляющие собой содержательно полнозначные слова-названия (до «чрьвь» включительно); 2) вариативность азбучного порядка характеризует буквы, названия которых не связаны с понятиями и служат в языке лишь условными обозначениями букв: «отъ», «ша», «шта», «еръ», «еры», «ерь», «ять», «юсы», «кси», «пси», «фита». // Уже сам этот факт наводит на мысль: не связан ли точно соблюдаемый азбучный порядок с закодированным сообщением, которое в первые века славянской письменности еще осознавалось книжниками?» Весьма прозорливая догадка. А иначе и быть не могло, так как «интуитивные» буквы от «Ч» и далее — результат философского осмысления сравнения христианской действительности с традиционным развитием речи.

Сопоставление третье
Л.В.Савельева абсолютно права, отмечая, что «изобретенные Кириллом буквенные «имена» <...> заслуживают особого уважения и исследовательского внимания — как уникальная для нас возможность услышать через века голос Первоучителя славян». Услышать очень важно, еще важнее понять. Дело в том, что в словах задействован только звуковой и графический вид букв, а самую ценную, замаскированную, информацию содержат их имена. Чтобы суть этой информации оставалась в народной памяти, школяров заставляли зазубривать имена букв: аз, буки, веди, глаголь, добро... Да еще поучали, какая буква какой смысл придает слову. Скажем спасибо К.Калайдовичу за яркий пример, повзаимствованный Л.В.Савельевой: Пса пиши покоемъ (П), а не псями (Ψ), кое общение псу со псалмом? Считается, что цель присвоения буквам имен была либо сокрыта, либо забыта. Это не совсем так. Вероятнее всего, информация об алфавите, азбуке и названиях букв была доступна, но только способным воспринять заморское философское учение.
Интернет сообщает, что Л.В.Савельева «впервые дешифровала и интерпретировала славянский азбучный именник». Так ли это? Не сосредоточив внимание на понятии «азбучная система», не упустила ли она в дешифровке нечто самое важное, позволяющее объяснять имена букв правильно? Если цель придания буквам имен одна, то почему ей приходится делить имена букв на содержательно полнозначные слова-названия (до «чрьвь» включительно) и названия, не связанные с понятиями, которые «служат в языке лишь условными обозначениями букв»? Ответ кроется в ее же риторическом вопросе о причине точно соблюдаемого азбучного порядка, но остается не выявленным. При этом более чем уместно следующее замечание Л.В.Савельевой: «Если же учесть, что в эпоху средневековья главная цель человеческого познания, в том числе науки и искусства, заключалась в раскрытии символических отношений мира видимого (материального) и мира невидимого (духовного), то тайный сакральный смысл буквенных обозначений вряд ли может оспариваться».
В труде «Эволюция и Право», благодаря раскрытию символики ряда легенд и мифов, смыслы обозначений букв, то есть буквенных имен, крепко-накрепко связаны с системой природных принципов мироустройства, осмысленной далекими предками. Каждый принцип закодирован какой-либо не повторяющейся буквой. Принципы и буквы арифметичны.
Для некоторых природных принципов самое важное свойство можно выразить одним хорошо понимаемым словом. Оно-то и использовано в качестве содержательно полнозначного имени буквы-кода этого принципа. Например, принцип «Делание» закодирован буквой «Д». Самое ценное свойство этого принципа — добро. «Добро» и стало смыслоименем буквы «Д». Высказывание «достоить ли въ сУботы добро творити, ли зъло сътворити», приведенное Л.В.Савельевой в качестве примера, раскрывающего смысл слова «добро», предлагает человеку задуматься добром или злом обернется «делание» в субботу, когда по религиозной традиции евреев надо обязательно уделять внимание себе, своему жилищу и отдыхать. И у русских субботних бань тот же исторический корень. Еще один очень интересный пример. Существует природный принцип выделения/избрания из общего ряда, из общей массы, из однообразного фона... Он закодирован буквой «Л». Как доходчиво поведать об этом принципе? Нашелся другой способ. Земля дала жизнь множеству живых существ. Все они более или менее разумны: двигаются, едят, спят, берегут себя, размножаются... Из этого множества природа выделила людей, наградив их сознанием и членораздельной речью. Так слово «люди» стало представителем принципа «Избрание» посредством названия буквы «Л», кода этого принципа, именем «Люди». В статье Л.В.Савельевой приводится показательное пояснение: «люди — это дети человеческие». Челом в старину называли топку печи (поглотитель топлива) и лоб (поглотитель информации). У потомков человеков эволюционно развитое сознание — они стали людьми. Этими двумя примерами способы выбора имен для букв, характеризующих закодированные принципы, не исчерпаны. Так принцип «Самость», символизированный кошкой, которая гуляет сама по себе, закодирован буквой, поименованной «Кси» - бытовое звучание при общении с киской. По аналогии, у принципа «Обучение», символизированного дрессируемой псиной, кодом стала буква Ψ- «Пси». Поэтому слова «псих», «психология» и подобные надо бы писать, пользуясь именно этой буквой.


Илл. «Психология»

Весь кириллический букварь с его буквами-кодами природных принципов рассмотрен во втором томе труда «Эволюция и Право». Однако из-за особого внимания автора статьи к имени первой буквы азбуки здесь, сопоставляя результаты дешифровки буквенных имен, добавим еще один оригинальный способ информирования буквенным именем и покажем принципиально иное толкование имени «Аз». Буквой «А» древняя мудрость закодировала как бы начальный принцип системы мироздания — принцип «Наблюдение». На древнееврейском, греческом и латинском языках имя буквы «А» произносится на разные лады - «Алеф», «Альфа» - и понимается как Все (аль) Огни (фа) космоса, освещающие Землю, как Великий Неотвратимый Наблюдатель. Но и Земля, населенная глазастыми существами, обладает Мощным Умением смотреть на Наблюдателя. Поэтому принцип назван «Могущество» и закодирован буквой «З». Эти два принципа первой и седьмой горизонталей матрицы эволюционного развития составляют пару Объект <=> Субъект. Ныне взаимное наблюдение, получившее термин «интроспекция», и эффект от его присутствия внимательно изучаются, поскольку считается, что это и есть основа сознания. Мы не знаем, какие мысли роились в голове Константина Философа, но, видимо, он просто-напросто спарил два кода «А» и «З». Получилось славянское название начала начал — АЗ.


илл. «Принцип «Наблюдение»

Иудейская религия до сих пор чтит этот Великий Принцип и посвящает ему праздник семи огней «Ханука», во время которого зажигают огни семисвечника, на которые можно только смотреть. Вероятно, Кирилл неоднократно воспользовался таким способом — синтезировать имя буквы из кодов принципов, причастных к кодируемому принципу, если их суть уже ясна посвященным в тайну Алфавита. Подмена четко читаемого «АЗ» на «Я» правомерна, если под этим местоимением «Я» понимать Великого Наблюдателя. Однако интерпретация «аз» как «я человек», приведенная в статье Л.В.Савельевой, ничем не обоснована и в понятие дешифровки никак не укладывается.
В обзоре мнений о происхождении буквенных названий Л.В.Савельева упоминает об исследованиях Н.С.Трубецкого, которые привели его к версии о двух названиях букв. Это более чем вероятно, если считать, что одно название относилось к характеристике кодируемого природного принципа, а другое служило именем кода-буквы. Так букву «Л» сопровождают названия «Избрание» и «Люди», букву «Д» - «Дело» и «Добро», букву «А» - «Наблюдатель» и «Аз», и так далее.
Другой исследователь, Ф.Мареш, предполагает, что автором акростихов «Азбучной Молитвы», которые вроде бы послужили источником названий букв был сам Константин Философ. Если, как было обнаружено, второй стих начинался словом «богъ» вместо «буки», то эта «Азбучная Молитва» акростихами перечисляла названия природных принципов, а не их кодов-букв. Византийские акростихи имели не украшающий азбуку характер, как предположила Л.В.Савельева, а преследовали неблаговидную цель увести в непроглядную тень информацию о системе природных принципов, оставив славянам только имена кодов-букв. Однако мысль филолога Л.В.Савельевой пришла к правильному выводу: «названия букв для него <Константина Философа> играли несущественную роль, представляя собой более-менее случайные начала отдельных стихов (строк) на нужную букву. <...> Думается, что у автора глаголицы — человека высокообразованного, получившего не только церковное, но и очень глубокое светское образование, - осознание созидательной роли азбуки, творимой на века, рождало иные приоритеты». Этот вывод косвенно подтверждает описанную в труде «Эволюция и Право» связь природных принципов с их кодами. Первичны свойства мироустройства, а кодировка их буквами создает языки, отражающие бытие.

* * *
Привычно скрипнула входная дверь. Это дочка пришла после работы. Я и не заметила, как наступил вечер.
- Что ты пишешь? - Любопытствует Светик, кладя передо мной адреса переплетных мастерских. - Ты обещала отдохнуть после трудов праведных.
Я в двух словах рассказываю о статье Л.В.Савельевой, о ее подходе к секретам азбуки, о советах приятелей непременно сопоставить мое «э_ван_гелие» с исследованиями славистов.
- Ну и как? Сопоставила?
- Вместо сопоставления надо бы рассказать Лидии Владимировне о моем открытии матрицы природных принципов с их буквенными кодами, тогда можно было бы по-другому взглянутть на чехарду со списками «Азбучной молитвы», с авторством акростихов, с мнениями исследователей.
- Стоп, стоп, стоп, - замахала руками Светлана, - ничего не понимаю. Какая молитва? Какие акростихи?
- На, прочитай статью. Мне интересно твое мнение.
Светик подсела поближе к настольной лампе и привычным «диагональным» чтением быстро ознакомилась с содержанием статьи.
- Все очень просто! - Бодро начала она. - Сначала Константин Философ акростихом описал природные принципы, называя их как угодно. Поэтому слово «бог» оказалось во втором стихе. В первом был «Наблюдатель». Думаю, названий букв в этой молитве вообще не было, - замедлила скорость щебетания дочка.
- А как же название молитвы «Азбучная» и сохранение алфавитной последовательности? - усомнилась я.
- Задуманные названия букв Кирилл держал в голове, а каждый стих начинал со славянской буквы в греческом алфавитном порядке.
- Допустим, - соглашаюсь я, - а проблема авторства?
- А другие авторы, типа Константина Преславского, может быть и знать-то ничего не знали о системе природных принципов. Просто писали о буквах алфавитным акростихом, чтобы школярам было легче зубрить порядок букв. Тогда уж сам Бог велел назвать такое творение «Азбучной молитвой». Таких авторов могло бы быть сколько угодно. В результате, одни филологи обсуждают «принципиальную» молитву, другие - «кодово-буквенную».
- Ты умничка. Еще точечки для «i» остались?
- Нет.
- Тогда иди ужинай, а я допишу эссе.

* * *
Сопоставление четвертое
Видимо, есть глубинная закономерность в том, что и я, и другие искатели сакрального смысла азбуки упоминают имя А.С.Пушкина. Автор статьи Л.В.Савельева цитирует высказывание гения русского слова о его пренебрежительном отношении к смыслу названий букв, составляющих славянскую азбуку. Позднее, в 1994 и 1999 годах, ею был дважды опубликован «Новый комментарий к заметке А.С.Пушкина о славянской азбуке». Комментировать можно сколько угодно, а высказывание уже состоялось, и его автор своего мнения не изменял. Какова же природа противостояния подлинного сущего и пользователя естеством?
В трехтомнике «Эволюция и Право» рассматривается информационное единство эволюционирующей природы познания, типов мышления, речевой коммуникации, мистицизма, христианства. Каждый человек, являясь частичкой мироздания, обладает своими индивидуальными свойствами. Есть люди с жесткой логикой, есть яркие творческие личности, есть мисты с гештальтным мышлением. Среди всех типов одни озабочены собственной персоной, другие интеллектуальны и готовы освещать всей своей жизнью дорогу в будущее.
Наиболее точно место А.С.Пушкина в русской литературе от славянских корней описал Г.Н.Волков в работе "Пушкин и Чаадаев: «Высокое предназначение России»", опубликованной в 1986 году в сборнике историко-философских очерков «Три лика культуры». Дело в том, что молодой Пушкин некоторое время находился под влиянием «недосягаемого» П.Я.Чаадаева, который в свое время изучал в Европе историю искусств и религии, учения мистиков. Чаадаев страстно желал видеть в Пушкине не только посвященного в тайны века, но и мистического провидца. К сожалению, Чаадаев не ведал, что у поэзии и мистицизма разная природа, и безуспешно разжигал в поэте стремление к выражению цели бытия на фундаменте исторической правды. Пушкин же был прирожденным поэтом — олицетворе­нием системного принципа «Поэзия» (с кодом-буквой ЯТЬ). Он отреагировал на запрос времени и заказ старшего друга — высветил мощью своего слова исторические процессы, связанные с такими яркими личностями как Петр Первый, Борис Годунов, Емельян Пугачев... Но затем...
Интуитивный принцип «Поэзия», завершая пятую хронологическую горизонталь природных принципов Бытие — Знание — Плодотворность по вертикали функционально континуален с принципом «Новь», то есть поэты, играя рифмами образов, заглядывают в запредельность. Но эта Новь неизвестности иная при сравнении ее с неожиданными совокупностями известных природных принципов мироустройства. И если Чаадаев понимал, что посредством сказывания можно и нужно держать в поле зрения варианты сочетаний принципов как вероятие свойств развития, то Пушкин, как и другие гениальные поэты, купался в ритмо-рифмах образов, чтобы выразить свои чувства и предчувствия. Чаадаев знал, что за Буквами кроются свойства сущего. Пушкин пользовался Буквами, не интересуясь их происхождением. Два гения расстались.

Сопоставление пятое.
Цитирую Л.В.Савельеву: «Рассмотренная гипотеза Георгиева — Трубецкого — Мареша не может нас удовлетворить и потому, что она если и не исключает, то оставляет в тени непосредственную связь буквенных имен друг с другом». Гипотеза двух «Азбучных молитв» не удовлетворяет Савельеву, потому что она безоговорочно видит только линейную форму азбуки и доказывает ее существование достаточно профессионально, за исключением одного нюанса. Когда она пишет, что субъект глагола лично заинтересован в действии - «я знаю», «я осознаю», - то имеет в виду человека, а не Наблюдателя как исходную позицию рассмотрения всех природных принципов.
Труд «Эволюция и Право» вскрывает матричный характер азбуки. После долгих исканий выстраивается таблица следующего вида. В крайней левой вертикали расположены цифры сверху вниз от О до 9. В верхней горизонтали, обозначенной буквой «Б», нулем и количеством нолей отмечены четыре эволюционных периода. Таким образом, все поле таблицы расчерчено на сорок клеток. В каждую арифметичную клетку помещается название природного принципа с его буквенным кодом. Имена букв, присвоенные им Константином Философом, возможно были выписаны им на отдельном листе таким образом, что их линейная последовательность выглядела единым текстом, существование которого предчувствует Л.В.Савельева. На современном русском языке этот текст начинается так: "Наблюдатель-Бог ведает, глаголит добро..." или подробнее "Я-Бог, наблюдая Землю, все ведаю и глаголю (повелеваю ей) делать доброе дело..."
В матрице просматривается природная связь свойств развития, названных природными принципами. Все вместе они находятся в континуальном поле. По горизонталям, обозначенным цифрами, идет эволюционно-хронологическое развитие принципов типа сложение (И)-мера (П/π)-обилие (ω). По вертикалям, в пределах эволюционного периода от 0 до 9 совершенствуется функциональность, например: во втором периоде свойств эволюции, то есть соответствующие принципы, развиваются от сознания к сотворению. Строго говоря, для буквы «Л» справедливо и привычное вертикальное соседство букв К-Л-М, и непривычное горизонтальное Г-Л-Т. Последнее, действительно, осталось в тени, и только координаты клетки, состоящие из цифр по вертикали и нуля с конкретным количеством нолей по горизонтали, указывают на подлинность последовательности Г(О3)-Л(30)-Т(300) в системе эволюционирующих свойств развития.
Глядя на матрицу континуальности природных принципов, по-иному воспринимается и стих «Азбучной молитвы» (Голос Наблюдателя: «Я уловом сим молюсЯ богу), и фраза (Недостоить никоторому же Языку имЕти буковъ своихъ разве Евреи и Грекъ и Латинъ), говорящей о нежелании чужеземцев передавать славянам сакральное знание.

* * *
- Пойдем поужинаем вместе, - зовет Светлана. - Я уверена, что самое важное ты уже сопоставила, а вообще-то такие дискуссии ведутся на конференциях. Созвонись с этой Савельевой, встретитесь, насладитесь друг другом...
- Ты права. Всего не напишешь. Лучше поскорее опубликовать книгу. А кроме всего прочего, у нее интерес к этой теме мог остыть. Это я не перестаю возмущаться, как изуродовали смысловую основу русского языка. Повыкидывали из алфавита буквы, не зная и не понимая, что вместе с ними лишились возможности пользоваться смыслами важнейших принципов. Таких как поэтическое чутье, самость, обучаемость...
- Принципу «Научение» нечего обижаться. Его буквой пользуются прямо с ее названием: псих, психология, психиатрия, психоаналитика...
- А за что так крепко обидели принцип храмового хранения? - не унимаюсь я, - Савельева пишет, что хЕръ «следует признать сокращением слова «хЕрувимъ», заимствованного из греческого и древнееврейского языков, старательно разъясняет его, а у нас название буквы превратили в неприличное ругательство.
- За то и обидели, - парирует Светлана, - что надо было Константину Философу не хвостик от птички показывать, (как в том анекдоте: доцент зажал птаху в кулак, одно перышко торчит, и спрашивает студента, что у него в руке) а выложить всю таблицу, растолковать все принципы, а букву «Х» разукрасить самыми красивыми красками и наказать, что в храмах хранят самое ценное. Неприкосновенное. А нашему народу все одно — что храм, что собор, что церковь.
- Не распаляйся. Ты же знаешь, - возражаю я, - что с древнеегипетских времен «таблички Исиды» связь принципов и букв была сакральным знанием, только для посвященных. А они повымерли. Кирилл мог толком не знать что к чему и почему. Еще, может быть, и дисциплина хранения этой тайны была такой жестокой, что отрезали бы или один язык, или вместе с головой.
- Вот и допрыгались умники. Самое сокровенное — грязная матерщина, - подытожила Светик.
- Так ли велики заслуги Кирилла, как это преподнесено нам?- продолжаю рассуждать я на весьма актуальную тему. - Я считаю, что он не создавал славянскую азбуку полностью, а только внес в наидревнейший сакральный алфавит интуитивную мудрость славян, дополнил его уже употребляемыми принципами и буквами. Разве не об этой дикой мудрости Скифии поведал древнегреческий миф "Триптолем". Я бы сказала, что Кирилл «причесал» буквенные знаки ради распространения грамотной письменности. А христианская культура славян возникла сама собой как следствие критических обстоятельств жизни в северных землях.
- Вот это допиши и ставь точку. Ты же говорила, что закончив книгу, больше не сядешь за письменный стол.
- Не сяду, не сяду. Вот только процитирую свой же текст: «У буквы «Ижица» (читается как «И») особое назначение — указывать на отсутствие конца, то есть на обязательное продолжение»
© Магнолия Дмитриева.

Дневник "Магнолия" в программе "АРТинвестмент Форум" содержит авторские записи для публикации, в том числе иллюстрированные.
Перепечатка без оформленного согласия автора запрещена.
Размещено в Без категории
Просмотров 1588 Комментарии 0
Всего комментариев 0

Комментарии

 


















Часовой пояс GMT +3, время: 08:28.


Powered by vBulletin® Version 3.8.3
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot