Вернуться   Форум по искусству и инвестициям в искусство > Дневники > Gnesterov

Оценить эту запись

СЕМЬ ПЫЛКИХ ЖЕНЩИН (Комедия Е. Поповой)

Запись от Gnesterov размещена 25.05.2016 в 18:34

[IMG][/IMG]
Картина В. Костюченко "Зачарованный вечер", х.м. 100х200, 2015

ЕЛЕНА ПОПОВА

СЕМЬ ПЫЛКИХ ЖЕНЩИН

Комедия


Действующие лица

В а д и м – около тридцати пяти, чем-то напоминает мягкую игрушку.

В а с я – как говорится – «гарны хлопец», 25 лет.

М а т ь.

П о д р у г а матери, ее зовут Р и т а.

По мере появления:

К с ю ш а – милая застенчивая девушка.

Н е л я – долговязая красавица, этакая модель.

В а с с а – ровестница Вадима. В расцвете женственности.

Л я л ь к а – девушка неказистая, в очках за толстыми стеклами, но довольно

уверенная в себе.

Н е г р и т я н к а.

У Негритянки, конечно, есть и имя, вполне обычное – Валя, и фамилия, родила ее славянская мать, короче, своя в доску. Только пусть она и останется Негритянкой, чтобы не забывать, что это – она. Довольно молодая, но большая и грузная, одевается в яркие тона, обожает блестящую бижутерию, говорит басом.


М а т ь(говорит по мобильному телефону, у ног дорожная сумка). Ритуля! Я решилась! Сижу на чемодане! Сейчас или никогда. Я все продумала. Слушай! Вадик спит до двух часов. Без пяти два приходит медсестра. Прелестная девочка. Блондинка. Голубоглазая. Ласковая такая. Зачем? Я договорилась, чтобы она проколола ему курс витаминов. Он же до сих пор кашляет. Вот так – кхе-кхе… Это не кашель? Это такая разновидность кашля. Кхе-кхе! В любом случае, курс витаминов не помешает. Короче, представь – он открывает, а тут такая блондинка. Голубоглазая. Глаз не оторвать! Ты же понимаешь, как важно иметь своего врача в доме. Она не врач? Так милая моя, у нее все впереди, продолжит образование, поступит в медицинский… Станет хирургом… Впрочем, для женщины это слишком. Копаться, ну сама знаешь в чем. Лучше терапевтом или педиатром. Представляешь? У моих внуков мать – детский врач. Чудо! Потом, женщины врачи такие чистюли, чистота на кухне, у сына – чистая рубашка. Слушай, а если она диетолог? Это так модно, так современно! Мы с тобой стройные, красивые! Что? Я увлеклась? Не волнуйся, у меня всегда есть запасной вариант. В четыре приедут из прачечной. Представь, тип немного восточный, каштан, глаза карие, с поволокой. Ноги от ушей. Прачечная, запах чистоты. Запах детства. Чистое белье всегда ассоциируется у меня с детством. А у тебя? Потом, у нее все впереди. Она может стать владелицей этот прачечной, а потом завести еще парочку… прачечных. Такая бизнес-вумен. (После паузы.) Напротив, такие обожают интеллектуалов. Их не заинтересует кусок мяса, дубина строеросовая. Но это в четыре. В семь – на подтанцовку,-- «ужины на дому» А почему нет? Внешне? Тоже вполне. У нее девочка трех лет. Девочка всегда помощница в доме. Слушай, ты же знаешь, я терпеть не могу готовить, а тут всегда первоклассная еда. Ничего, не поправлюсь. Буду устраивать разгрузочные дни. Ну а если уж все варианты отпадут… Помнишь Лялечку, дочку Дьмурыкиной… Обещала забежать после курсов китайского языка, проверить, как он там, один. Ты помнишь Лялечку Дьмурыкину? Конечно, это не Голливуд, иначе с чего ей изучать этот китайский язык со всеми его иероглифами. Но девочка хорошая, добрая… Время будет позднее, а ночью все кошки серы. Ну а уж потом… у меня, Ритуля, вся надежда на тебя!

Появляется Рита с мобильником.

Р и т а. Как это на меня? Какая надежда? Ты что, спятила?

М а т ь. Ритуля! Ты такая продвинутая! Тебе самой больше тридцати пяти не дашь!

Р и т а. Без преувеличения не можешь?

М а т ь. Ну, больше сорока!

Р и т а. Посмотри трезво на свое сокровище. Спина впалая, грудь колесом, характер инфантильный. Сутками в Интернете! Дружбы виртуальные, покупки виртуальные, секс, наверное, и тот, виртуальный.

М а т ь. Вот! Вот! Вот! Пусть хоть сорок! У тебя же столько подруг!

Р и т а. Они выглядят на сорок! Им под пятьдесят!

М а т ь. Пусть! В конце-концов, у них есть дочки, внучки… Ритуля, я хочу умереть спокойно!

Р и т а. Ты собралась умирать?

М а т ь. Я хочу быть уверенной, что могу умереть спокойно. Рита, ты знаешь его с детства!

Р и т а. Не напоминай, черт возьми, сколько мне лет! Ладно, отправляйся! Прыгай, прыгай!

М а т ь. Ри-ту-ля! Под твою ответственность! Главное, по порядку! Без десяти два – укол!

Р и т а. Прыгай, кому сказала! А то передумаю.

Мать, послав мобильнику воздушный поцелуй, уходит.

Дверь в квартиру.

Появляется Ксюша, близоруко рассматривает номер квартиры. Между тем, Рита

ее уже там поджидает.

К с ю ш а. Вы не скажете, какая это квартира?

Р и т а(подозрительно). А вам какая нужна?

К с ю ш а. Мне? (Достает листик бумаги, подносит близко к глазам.) Семнадцатая…

Р и т а. Это семнадцатая квартира. Вы что не видите? У вас зрение плохое?

К с ю ш а. Если честно, не очень.

Р и т а. Честно, конечно, честно!

К с ю ш а. Не очень.

Р и т а(разглядывает Ксюшу). Вы не блондинка! И глаза у вас не голубые.

К с ю ш а(после паузы, торопливо). Я ношу паричок… иногда… и голубые линзы!

Р и т а. Это уже подделка.

Ксюша хочет нажать кнопку звонка, Рита ей мешает.

Вам не сюда!

К с ю ш а. Мне в семнадцатую квартиру!

Р и т а. Здесь не нужны поддельные блондинки с плохим зрением!

К с ю ш а. Я должна проколоть курс витаминов вот… (Помахивает бумажкой.) Киселеву, Вадиму Павловичу!

Р и т а. Вы не блондинка! У вас – близорукость!

К с ю ш а. Минус два с половиной.

Р и т а. У вас близорукость – минус два с половиной!

К с ю ш а. Для того, чтобы сделать укол, я должна быть блондинкой? Мне заплатили аванс.

Р и т а. Аванс можно вернуть!

К с ю ш а. Я его потратила!.. Да кто вы такая?

Р и т а. Я? Почти мать!

К с ю ш а. «Почти» матери не бывают! Они или матери или нет! Его мать заплатила мне аванс! Не мешайте работать! (Решительно нажимает кнопку звонка.)

Р и т а(отступает). Большое удовольствие – колоть чью-то задницу!

Открывается дверь с той стороны.

К с ю ш а. Я из поликлиники!

Ксюша скрывается в квартире.

Р и т а(одна). Ну вот! Мне это надо? (Набрала номер.) Ну и дела, моя милая! Свалила на мою голову какую-то дикую ответственность! Что? Ты в поезде? Хорошо устроилась! Ты в поезде, а я караулю под твоей дверью! Представь, она совсем не блондинка и глаза не голубые! Какое это имеет значение? Ну, милая, если все начинается со лжи, так и закончится! Она не поступит в медицинский институт, у твоих внуков не будет мамы врача, а у твоего сына чистых рубашек.

Из квартиры доносится дикий крик.

Кажется, кто-то кричит. Подробности на следующем сеансе связи.

Из дверей выбегает Ксюша.

Что происходит? Кто там кричит?

К с ю ш а(тяжело дышит). Киселев… Вадим Павлович… Я, кажется… Я иголку сломала…

Р и т а. Иголку?

К с ю ш а. Да…

Р и т а. Где?

К с ю ш а. Там…

Р и т а. Там?!

К с ю ш а. Там…

Р и т а. В попе, что ли?

К с ю ш а. Да…

Р и т а. Так надо ее вытащить!

К с ю ш а. Я боюсь! Он бегает и кричит…

Р и т а. Ну, милая! Сама взяла аванс, всадила иголку, сломала иголку, сама и вытаскивай! (Приложила ухо к дверям.) Что там? Затих? Это опасно?

К с ю ш а. Не знаю…

Р и т а. Что ж вы, первый раз что ли укол делали?

К с ю ш а. Первый…

Р и т а. Как это, первый?! Вы что, с ума сошли?

К с ю ш а. Я… я… я все утро на подушке тренировалась…

Р и т а. Вот это да! Новости! Ладно, ступайте к нему! Пляшите, пойте, сказки рассказывайте… А я поищу врача. Если приедут из прачечной – живо на кухню! И чтоб ни звука, ни духа! Авантюристка! Я понимаю, -- хотелось подзаработать. Это единственное, что вас оправдывает. Во всяком случае, в моих глазах!

Заталкивает Ксюшу в квартиру, звонит по телефону.

Докладываю – прачечная еще не приехала. (Отрубается и набирает новый номер.) Зойка? Это Рита. Помнишь, у тебя был врач? Для кого? Нонку помнишь? Она еще со мной танцевала, в Карошках. Да, та, которая родила и располнела, короче, соскочила с танцев. Не для нее, для ее ребенка. Вообще-то и не ребенка, если называть вещи своими именами, хоть и ее ребенка по факту. Ведь, если называть вещи своими именами – дядечка будь здоров! Что, у тебя уже нет врача? Что ж ты время мое отнимаешь? У тебя дочка врач? А разве у тебя дочка? От того спортсмена? Из Анголы? Сколько же мы не виделись? Да… А ей сколько? Не замужем? А сейчас она где? На работе? А когда заканчивает свою работу? Вообще-то это укладывается в сценарий! Я пропущу чашечку кофе за углом, с ног падаю, столько волнений, а давление на нуле. Я перезвоню.

Квартира Вадима. Вадим застыл в позе отчаяния. Ксюша, робко, поодаль.

К с ю ш а. Вы не беспокойтесь… Я просто посижу… Или мне уйти?

В а д и м. Не-ет! Посидите, посидите! (После паузы.) Я с детства боюсь уколов!

К с ю ш а. Я тоже…

В а д и м. И вы?

К с ю ш а. И я.

В а д и м. Но я думал – хоть вы!

К с ю ш а. И я. (После паузы.) Болит?

В а д и м. Ужасно!

К с ю ш а. Мне кажется, я там оставила иголку… В смысле, она сломалась… Дайте, я посмотрю…

В а д и м(с ужасом). Не-ет! Ни за что!

К с ю ш а. Боитесь?

В а д и м. Конечно!

К с ю ш а. Я не притронусь! Я только посмотрю! Или мне уйти?

В а д и м. Не-ет! Не уходите! Один я здесь вообще с ума сойду! (После паузы.) Как вас зовут?

К с ю ш а. Ксюша…

В а д и м. Я меня – Вадим.

К с ю ш а. Я знаю, как вас зовут. Я же к вам пришла… (Достает листок с адресом.) вот…

В а д и м. Не напоминайте, не напоминайте!.. (После паузы.) Я… умру?

К с ю ш а. С чего вы это взяли?

В а д и м. Просто я подумал – вот так это и бывает. Вот так. Вдруг. Просто. Нелепо! Дико! Так и бывает! Умер человек и все. А ведь этот человек – я!

К с ю ш а(решительно идет к Вадиму). Не говорите глупости! Дайте мне посмотреть! Если там иголка, я ее выну!

В а д и м(отскакивает от нее). Не прикасайтесь, не трогайте меня! Дайте умереть спокойно!

К с ю ш а(выходит из себя). Ну и умирайте себе на здоровье! А я пойду. У меня дела.

В а д и м. Подождите, подождите! Я ведь даже не могу сесть к компьютеру… Давайте поговорим!

К с ю ш а(вернулась, села, после паузы).Ну? Начинайте…

В а д и м. Сколько вам лет?

К с ю ш а. Много. Будет восемнадцать.

В а д и м. Мне больше.

К с ю ш а. Я знаю, сколько вам лет. (Достает бумажку с адресом.) Вот, Кисилев Вадим…

В а д и м(взвыл). Не надо, не напоминайте! Я вас прошу! (После паузы.) Вы бываете на сайте одноклассников?

К с ю ш а. Ой, я не люблю все это!

В а д и м. Не любите Интернет?

К с ю ш а. Да, терпеть не могу!

В а д и м. Как это – не любить Интернет? Интернет – это все! Все, что есть жизнь – это Интернет.

К с ю ш а. Вот уж неправда. Жизнь – это жизнь. А Интернет – это Интернет. Жизнь – это весна, лето, зима, осень… Жизнь – это ветер, ручьи, пчелы, желтые листья, снежные сугробы! Облака, да! Кучевые или перистые! Это жизнь, а не ваш плоский, маленький экран!

В а д и м. Уточняю, окно в мир! Может, у вас просто нет этого окна?

К с ю ш а. У меня – да, нет, ну и что?

В а д и м. Тогда все понятно! Вот и смотрите на свою плоскую стену, без окна, завешенную ковром с двумя узорами. Какой вам больше нравится – с крестиками или с ноликами? И так всю жизнь, до смерти! (При слове «смерть» всхлипывает.)

Звонок в дверь. Вадим подходит, смотрит в глазок.

Вам кого? (Вопль ужаса.) Прачечная! Мама решила меня убить!

Катя идет на кухню.

Куда вы?

К с ю ш а. Прачечная! Это так интимно!

В а д и м. Но я не могу! У меня болит! У меня иголка!

Еще звонок.

Сейчас, сейчас! (Неловкое движение.) О!

Вадим открывает. Входит, а точнее, прямо-таки врывается Нела.

Н е л а(букву «г» произносит мягко, на малороссийский манер). Где белье? Что вы стоите, как истукан! Мне на вас еще время тратить! И не пяльтесь на мои ноги. Я про свои ноги сама все знаю.

В а д и м(просто-таки ошеломлен ее внешностью). Знаете?

Н е л а. Конечно! Каждая уважающая себя девушка все знает про свои ноги. Что б вы знали – у меня самые красивые ноги в Минске! Только идиоты этого не понимают. (Решительно.) Дайте сантиметр!

В а д и м. Сантиметр? Зачем вам сантиметр?

Н е л а. Давайте, если вам говорят! Вон, в той коробке на шкафу есть сантиметр.

Вадим морщась от боли, но мужественно скрывая это, достает коробку и

передает Неле.

Я знаю, у моей мамы такая же коробка. И там – сантиметр. (Вытаскивает из коробки сантиметр.) Я говорила! (Задирает юбку и приставляет к бедру сантиметр.) Видите? Видите, откуда у меня нога? А теперь посмотрите внизу! Вы что, наклониться не можете? Да вы просто пентюх какой-то! (Ловко наклоняется, подхватывает сантиметр, тычет в лицо Вадиму.) Видите? Сами можете убедиться! Я проиграла этот конкурс не потому, что со мной что-то не так! Со мной все так! (Все тычет ему в лицо сантиметр.) Просто один придурок – говорил, бизнесмен, бизнесмен, а сам фуфло недоделанное – потащил в ресторан и накормил суши. Вы ели суши?

В а д и м. Нет, наверно…

Н е л а. И не надо! Гадость! Тут нужна свежайшая рыба, а рыба-то где?

В а д и м. Где?

Н е л а. Понятно где – в океане! А океан – где?

В а д и м. Где?

Н е л а. Далеко от нас океан! Пока привезут, знаете, что будет с этой рыбой?

В а д и м. Что?

Н е л а. Понятно что – протухнет! Короче, ела-ела я эти суши, ела-ела всю эту хрень, а на другой день у меня фотосессия, а на другой день у меня конкурс! Живот режет, лицо белое-белое, сгибаюсь пополам, как ножик. И это на конкурсе!

В а д и м. На каком конкурсе?

Н е л я(снисходительно). Какие еще могу быть конкурсы? Конечно, красоты! (Вздохнула.) Где там ваше белье?

В а д и м. Мама говорила про какой-то узел в ванной…

Н е л а. Тащите!

В а д и м(со стоном). Я не могу!

Н е л а. Что, суши вчера ели? Ладно, где у вас ванна? (Открывает дверь в ванну.) Ой! Какая у вас прикольная ванна!

В а д и м. Мама любит синий цвет.

Н е л а. Где она, кстати?

В а д и м. Уехала.

Н е л а. Куда?

В а д и м. В Гомель, к подруге.

Н е л а. В копеечку, наверное…

В а д и м. Что?

Н е л а. Ванна, говорю, в копеечку…

В а д и м. Не знаю…

Н е л а. Не ванна, а какой-то Дворец молодежи! (Вздохнула.) Что вы, мужчины, можете знать о жизни! (После паузы.) Так где ваша мама?

В а д и м. В Гомеле, у подруги.

Н е л а. И долго она еще будет балдеть у этой подруги?

В а д и м. Недели две.

Н е л а. Недели две? Слушайте, вы действительно выглядите неважно, да, так себе… Не знаю, ели вы эти суши или не ели, но вы бледный, очень, очень бледный… За вами определенно нужен уход! Так я не против. Две недели! Что мне гнобиться в этой прачечной! (Достала мобильник, набрала номер.) Вася! Вася, это Нела. Езжай назад. Да. Я остаюсь. Да, увольняюсь. Так и передай. У меня через две недели опять конкурс. Какой? Какой может быть конкурс? Конечно, красоты! Надо же подготовиться! Я и не собиралась до упора сидеть в вашей гребаной прачечной! Да, есть места и получше! Как ты? Как-нибудь перебьешься! Да, перетрешь как-нибудь! Я что, замуж за тебя собиралась? Все. Отбой. Долгие проводы, лишние слезы. (Отключила связь, положила мобильник в карман.) Сейчас, сейчас я вами займусь. Вот только приму ванну с ароматической солью. Это расслабляет, улучшает кровообращение, борется с целлюлитом, благотворно влияет на обмен веществ и улучшает состояние кожи. Потом я вами займусь.

Нела скрывается в ванной. Появляется Ксюша.

К с ю ш а. Прачечная уехала?

В а д и м(все еще в остолбенении). Да… Вернее, нет… Она принимается ванну…

К с ю ш а. Не поняла…

В а д и м(благоговейно). Через две недели конкурс…

К с ю ш а. Какой конкурс?

В а д и м(не без раздражения). Какой может быть конкурс? Конечно, красоты!

На цыпочках подходит к дверям ванной, приникает ухом, прислушивается.

К с ю ш а. Она… красивая?

В а д и м. По-трясающая!

К с ю ш а. Я что-то ничего не понимаю…

В а д и м. А что тут понимать? Вы, кажется, собирались уходить?

К с ю ш а. Как же я вас оставлю? У вас там… иголка!

В а д и м. Думаю, я привыкну. Мне уже и не больно. (Неловко повернулся.) А!

К с ю ш а. А ответственность? Я же могу в тюрьму попасть, если с вами что-то случится! (После паузы.) Хотя, с другой стороны, пусть она и отвечает! Да! Пусть она! Которая в ванной!

Ксюша решительно идет к дверям.

В а д и м. Подождите! (После паузы.) Только давайте скажем, что вы моя двоюродная сестра!

К с ю ш а. С чего это я вам двоюродная сестра?

В а д и м. Ну, троюродная! Не говорить же, что вы пришли делать укол! Тогда придется сказать и про эту проклятую иголку!

К с ю ш а. Я лучше буду соседкой по даче.

В а д и м. У нас нет дачи.

К с ю ш а. Лучше соседка по даче, чем какая-то троюродная сестра.

Звонок в дверь. Вадим ее чуть приоткрывает, но и в эту щель каким-то чудом

протискивается приятная округлая женщина с подносом в руках.

В а с с а. Ужин заказывали?

В а д и м. Мама сказала, ужин в семь вечера.

В а с с а. А я решила привезти ужин немного пораньше. Вы… Вадим Павлович Киселев… (Испытующе рассматривает Вадима.) С вами все в порядке? Вы такой бледный! Вам надо хорошо питаться. (Пристраивает поднос, при этом чуть оттесняя Ксюшу плечом.) Если не понравится пицца, завтра я привезу курицу-гриль или что-нибудь другое.

К с ю ш а(с вызовом). Только не курицу! Знаете, кого мне напоминают эти курицы? Курицы-гриль? Полных голых женщин! Разве что очень загорелых. (Многозначительно смотрит на Вассу.)

В а с с а. Фу!

В а д и м(смотрит на Вассу). Фу! Никогда больше не смогу есть кур!

В а с с а. Ну, и чего вы добились? Этот истощенный молодой человек больше не будет есть кур! Что же он будет есть?

К с ю ш а. Сосиски!

В а д и м. Каждый школьник, у которого есть Интернет знает, что в сосисках – селитра.

К с ю ш а. Свинина…

В а д и м. Каждый школьник, у которого есть Интернет… В свинине сплошной холестерин!

К с ю ш а. А говядина?

В а д и м. Не-ет! Я сразу же представляю себе молодых бычков, на зеленой траве! Их так жалко, так жалко!

К с ю ш а. Остаются морепродукты.

В а с с а. Ну уж, мы с вами не знаем, что в них со всех морей и океанов стекается! Короче, вы хотите, чтобы этот прекрасный, истощенный молодой человек умер с голода! Да кто вы ему, кстати?

В а д и м(поспешно). Соседка по даче!

К с ю ш а. Да, я соседка по даче! А вы?

В а с с а. Вы же видите – «Ужин на дому».

К с ю ш а. Вот и оставляйте ваш ужин, и идите себе спокойно!

В а с с а. Сначала я сервирую стол. Вы, молоденькие, даже не знаете, что это такое – сервировать стол.

Прямо-таки танцует вокруг стола.

Нож, вилка, тарелка, салфетка… Нож, вилка, тарелка, салфетка… Когда я была такой, как вы…

К с ю ш а(язвительно). Давно же это было!

В а с с а(снисходительно). Напротив, совсем недавно. Просто, когда женщина рожает ребенка – моей доченьке три года – она становится другой. Бедра чуть-чуть расширяются и все расширяется вместе с ними… Все приобретает новый смысл! Даже такая простая вещь, как сервировка стола! Тарелка, нож, вилка, салфетка! Не спорю, мужчине нужна любимая женщина, но ничуть не меньше ему нужна женщина-мать – что-то теплое, что-то мягкое, к чему можно просто прижаться и в этом найти утешение. Позвольте спросить – разве можно прижаться к стиральной доске и найти утешение у высохшего кузнечика, прямо скрипящего во всех своих сочленениях? Женщина-мать – это архетип, мои дорогие. Никуда не деться – это архетип! Ложка, вилка, тарелка, салфетка! Ложка, вилка, тарелка, салфетка… Еще совсем недавно я была умной, независимой и несчастной женщиной, но в один прекрасный день на меня снизошло озарение… Я родила ребенка, немного располнела и завела свои ужины на дому! Ложка, вилка, тарелка, салфетка…

Выходит Нела, закутанная в банное полотенце.

Н е л я. Всем привет! (Увидела еду.) Как здорово! Так хочу есть! Я после ванны всегда хочу есть. (Отламывает кусок пиццы.) Я вот на такой блин налью кетчупа и хаваю всю эту хреновину! У меня обмен – слава Богу! Хаваю-хаваю, ни грамма лишнего веса. Пощупайте, пощупайте!

В а с с а(щупает Нелу). Действительно!

Н е л а. А теперь – вы! Пощупайте!

К с ю ш а. С чего это я буду вас щупать?

Н е л а. Не хотите, не надо. Понятно. Жаба душит!

К с ю ш а. Меня жаба душит? С чего это? Да у меня самой ни грамма!

Н е л а. А ну покажи… (Щупает Ксюшу за бок.) Действительно… Хотя пол грамма-то будет.

К с ю ш а. Ни грамма!

Н е л а. Вот у меня ни грамма, так это ни грамма!

К с ю ш а(щупает Нелу за бок). Действительно – ни грамма!

Н е л а. Пощупала, пощупала! А говорила! Ладно, девчонки! Со мной лучше не спорить, у меня программа – победителя. По какому поводу сбор?

В а с с а. Она – соседка по даче.

К с ю ш а. А она – ужины на дому!

Н е л а. Класс! Ну так и похаваем вместе! Кетчуп-то есть? Тащите кетчуп! Похаваем и я вами займусь! Пошарьте, пошарьте в холодильнике!

Вадим приносит кетчуп.

В а д и м. Этот?

Н е л а. Самое то! Садитесь! Что вы стоите?

К с ю ш а(поспешно). А ему так лучше! Он всегда так, привык! Я же соседка по даче, я знаю!

Н е л а. Ну, это кому как нравится. Да? Похаваем и я им займусь! Мать в Гомеле, человек-то заброшен, а у меня как раз пауза – почему не помочь? Постираю, поглажу… Я без вредных привычек – плохому не научу.

К с ю ш а. Интересно, откуда вы такая свалились?

Н е л а. Я? Я из Кучкунов.

К с ю ш а. Откуда?

Н е л я. Кучкуны! Станция такая.

К с ю ш а. Дыра, наверное.

Н е л а. Почему? Городок, как городок. Симпатичный. У нас там даже конкурс был.

В а с с а. Какой?

В а д и м. Какой может быть конкурс? Конечно, красоты!

К с ю ш а(с иронией). И ты там победила?

Н е л а. Само собой. Я по улице иду, по Кучкунам, на меня ж все оглядываются, меня ж все знают!

К с ю ш а. Вот и топала бы по своим Кучкунам. Топала и топала!

Н е л а(вздохнула). А личный рост?

К с ю ш а. Так может ты хочешь стать мисс Вселенная?

Н е л а. Может, и хочу. Почему нет? У меня, между прочим, программа победителя. Так один психолог говорил. Я ж не какая-нибудь глупая красавица, я в школе хорошо училась. Я, как выйду к доске…

К с ю ш а. Слушай, много тебя, так много, что просто тошнит!

В а с с а. А ведь про личный рост верно! Только у каждого он свой. У кого – метр с кепкой, а у кого – дядя, поймай воробушка. Главное, понять, какой у тебя рост. Вот я – кандидат химических наук...

Н е л а. Ты что? Уважаю!

В а с с а. Да ну! Было бы за что! Подумаешь! В мире столько формул! Ну и что, если сотая доля какой-то там какой-то там будет принадлежать мне? А у меня вес – сорок семь килограмм, зрение упало, железа не хватает…

Н е л а(со знанием дела). Анемия, короче…

В а с с а. Мужчины на меня не смотрят, а если и смотрят, то с глубо-кой жалостью. Жизнь мне не в радость… Оно того стоит? И вот я как-то подумала – ну, сделаю я докторскую, стану профессором химических наук, академиком стану, черт побери!

К с ю ш а. Ну уж, загнули…

В а с с а. Мир без меня прекрасно обойдется! Без одной сотой какой-то там формулы. А я стану от этого счастливей? Очень сомневаюсь. И я задумалась, кем же я хочу быть на самом деле? Кем? Я заглянула себе в душу…

Все напряглись.

Н е л а. Ну?

К с ю ш а. Кем?

В а с с а(торжественно). Я поняла, что больше всего хочу быть просто счастливой женщиной! Я обожаю детей, я люблю готовить! Я наслаждаюсь, занимаясь домашним хозяйством! У меня совсем другой рост!

К с ю ш а(язвительно). Метр с кепкой?

В а с с а. Нет, просто другой. Я срочно родила ребенка, немного располнела и завела свои ужины на дому! Лодка, вилка, тарелка, салфетка! Ложка, вилка, тарелка, салфетка! Вот мои любимые формулы!

Н е л а. Да…

К с ю ш а. Что – да?

Н е л а. А то! Мне двадцать один год. Я со своим ростом еще не разобралась.

Все это время Вадим в остолбенении смотрит на Нелу.

В а д и м(пылко). У вас замечательный рост, великолепный рост! У вас рост… (В экстазе.) ну я не знаю!

Звонок в дверь.

Н е л а(плотнее запахивается в полотенце). У нас все дома, да, даже ужин!

К с ю ш а. А что, если там – его мать?

Н е л а. Она в Гомеле.

К с ю ш а. А что, если поезд сломался?

Н е л а. Поезд не игрушка, надо говорить – потерпел крушение.

К с ю ш а. Ну, потерпел крушение.

Н е л а. Тогда она погибла.

К с ю ш а. А если не погибла?

Опять звонок.

Н е л а. Тогда у нее должен быть свой ключ.

К с ю ш а. А если она его потеряла… во время крушения поезда?

Опять звонок.

Н е л а. Что же вы стоите? Ваша мать потеряла ключ во время крушения поезда!

В а с с а(всплеснула руками). Что вы такое говорите?

Н е л я. Да! Трах-тарарах! Бах-бабах! Ваша мать потеряла ключ! Представляю, как она выглядит! Сейчас все вместе будем стирать ее одежду! (Себе.) А я приму еще одну ванну и вернусь в прачечную. Открывайте! Открывайте!

Вадим открывает дверь, врывается нечто, «чудо в перьях», небольшой чемодан без

талии, старомодные очки с толстыми стеклами, на голове шляпка с несколькими

скудными перышками.

К с ю ш а. Вы… кто?

Л я л ь к а. А вы?

Л я л ь к а. Я – Лялька! (Вадиму.) А вы – Вадим. Вы что, меня не помните?

В а д и м. Нет.

Л я л ь к а. Я дочка Дьмурыкиных.

В а д и м. Кого?

Л я л ь к а. Дьмурыкиных! Мы с вами вместе играли. Давно, конечно. Сколько нам было? Года по три, четыре… Нас даже дразнили… Тили-тили тесто, тили-тили тесто!

Н е л а. Жених и невеста, соответственно?

Л я л ь к а. Да… Ваша мама попросила меня зайти к вам после курсов китайского языка.

Н е л а. Какого-какого?

Л я л ь к а. Китайского.

Н е л а. Прикольно! Ну, ты даешь, конечно…

Л я л ь к а. Дело не в этом. Хотя и в этом. Короче, я занята страшно. Но она просила меня зайти после курсов – проведать… Потому что сама она…

Н е л а. В Гомеле у подруги… Если, конечно, ее поезд не потерпел крушение.

Л я л ь к а. А моя мама, уже моя мама сказала – сходи обязательно, ведь было же с вами когда-то – тили-тили тесто. А может, это знак?

В а с с а. И вы пришли предъявить права… невесты?

Н е л а. Ну, это уже слишком. Дело-то давнее и уже закрыто.

Л я л ь к а. Он что, вам нравится?

Н е л а. Мне? А с другой стороны – почему и нет?

Л я л ь к а. Ну так ради Бога! Мне он как-то не очень. (Сама себе.) Зря только пропустила курсы…

Н е л а(задета, меряет неказистую Ляльку презрительным взглядом). Почему это он вам не очень? Мне так вполне! А вам не очень? Вы на себя смотрели? Так посмотрите! В зеркало! Подойдите и посмотрите! И знаете, что вы там увидите?

Все напряглись.

Что-то с чем-то! Да, что-то с чем-то!

К с ю ш а(грустно). Она на курсы ходила… Как повысить самооценку.

Н е л а. Откуда ты знаешь?

К с ю ш а(вздохнула). Я сама ходила…

Звонок в дверь.

(Всплеснула руками.) На этот раз мамаша! Вот увидите!

Васса быстро подошла к двери и заглянула в глазок.

В а с с а. Там – мужчина.

К с ш а. Тогда папаша…

В а д и м. Нет у меня никакого папаши! С чего вы взяли? Мой папаша… был капитаном дальнего плаванья.

Н е л а(небрежно). Да это Васька! Наш шофер! (Сама подошла к дверям, громко.) Вася, ты слышал меня? Я ясно тебе сказала! Я остаюсь здесь!

Нела демонстативно отходит от двери. Васса опять заглядывает в глазок.

В а с с а. Он не собирается уходить.

Н е л я. Ты слышал, Вася, давай, плыви отсюда, отдать швартовы! Я замуж выхожу!

С той стороны начинают вроде бы даже ломать дверь. Звуки угрожающие.

Васька, дебил, урод! Что ты делаешь? Давай, плыви!

В а с с а. Он агрессивен. Он сломает дверь. А, может, он голодный? Голодные мужчины всегда агрессивны.

Н е л а. Васька, ты голодный?

Звуки усиливаются.

В а с с а(решительно). Его надо накормить.

Дверь открывают, входит Вася.

Н е л а. Что стоишь, как истукан? Заходи, садись!

В а с с а(ставит перед ним еду). Ешьте, ешьте!

Н е л а. Ну, что же ты не ешь? Давай, хавай! Чуть дверь не сломал в чужом доме! Я тебе сто раз говорила – на меня не рассчитывай, да, не рассчитывай! Не строй иллюзий! Что ты мне можешь дать, что? Поступишь в свой… как его… ну ты знаешь… ин-ститут! Пять лет будешь колбаситься, как ежик, и потом полная неизвестность! Да! Ежик в тумане! У меня на одни кремы знаешь, сколько уходит? Через пять лет еще больше понадобится – я ж стареть буду!

В а с с а. Вы ешьте, ешьте!
В а с я(оттолкнул тарелку, вскочил в бешенстве). Значит, так?

Н е л а. Так, так!

В а с я. Значит, так?!

Н е л а. Та-к!

В а с я. Пошла ты… Знаешь куда?!

Н е л я. Пошла. Уже пошла.

Вася ушел, громко хлопнув дверью.

Двери не ломай! В чужом доме! Дикарь! (Не без удовольствия.) Дикарь. Бешеный просто…

Л я л ь к а(нервно протирает стекла очков). Он что, вам не нравится?

Н е л а. Почему? Просто он не входит в мои планы. Вы что, не слыхали про планирование? Так вот, в моим планы он не входит.

Л я л ь к а(после паузы). А в мои бы как раз вошел.

Н е л а(смотрит на Ляльку, как впервые). В ваши?

Л я л ь к а. Да, в мои.

Н е л а. Пять лет он будет горбатиться в своем… ну не знаю каком… ин-ституте!

Л я л ь к а. Я бы потерпела.

Н е л а. И потом – полная неизвестность.

Л я л ь к а. Я бы еще потерпела…

Пауза. Все напряглись.

В а с с а(решительно). Тогда надо его вернуть! Верните его!

Н е л я(неохотно достает мобильник). Васька, я. Потусуйся неподалеку еще немного. Пиво безалкогольное, не забывай – ты за рулем.

Пауза.

В а с с а(все еще решительно). Раз так – надо разделить и этого. (Кивок в сторону Вадима.)

Н е л а. Это уже между вами. Девочки, я здесь долго не задержусь. Пару недель до конкурса.

В с е. Какого конкурса?

Нела глянула на Вадима, тот увлечен ноотбуком.

Н е л а. Какой может быть конкурс? Конечно, красоты!

В а с с а(умильно смотрит на Вадима). Мне кажется, девочки, я уже испытываю к нему какие-то чувства… Стоит и молчит, стоит и молчит!… Это так по-мужски.

Н е л я. Так он не с нами, он с ним.

В а д и м(оторвался на мгновение от ноотбука). Что?

Н е л я. Я говорю – вы не с нами, вы с ним, со своим ящиком.

В а д и м. Я с вами, конечно!

В а с с а(растроганно). Дуся какая! Только худенький! Вы ешьте, ешьте!

К с ю ш а(собравшись с духом, агрессивно). Я тоже испытываю к нему какие-то чувства! Вообще, я пришла первая!

Н е л а(засовывает в рот большой кусок пиццы, жует). Это правда, могу подтвердить.

В а с с а(с необычной для нее желчностью). Вы бы себя ограничивали в еде, а то не заметите, как разнесет. Ваша мать полная?

Н е л а. Моя мать! Ого-го! Шестидесятый размер!

В а с с а. Не будете за собой следить, и вы станете такой же.

Н е л а. Ой, не надо меня пугать. У меня еще есть время. (Кивает на Ксюшу.) Она действительно первая. Может, бросим монетку?

К с ю ш а. Это уже слишком!

Н е л а. Девочки, не будем спешить. Сначала надо пристроить эту (Кивает на Ляльку.) а потом разберемся с вами. Думаете, Васька такой простой, клюнет на лишь бы что… Что-то с чем-то?

Л я л ь к а. Я не что-то с чем-то! Я знаю два языка и учу китайский! Это очень сложный язык для европейского ума.

Н е л а(деловито). Ладно, стань сюда, китаянка ты наша!

Л я л ь к а. Это еще зачем?

Нела сосредоточенно ходит вокруг Ляльки и ее разглядывает.

Н е л а. Не мешай. Сама положила глаз на моего Ваську, а теперь мешает. (После паузы.) Для начала подправим макияж… Хорошо, что у меня с собой косметичка. Лучшая подруга девушки – это косметичка. Я даже мусор с ней выношу. (Пытается подкрасить Ляльке лицо.)

К с ю ш а. Наверное, ты представляешь, что мусорный бак – это подиум!

Л я л ь к а(сопротивляется). Я не крашусь! Принципиально!

Н е л я. Да? А что ты еще не делаешь? Не выходишь замуж? Не нравишься парням? Не целуешься? Не ходишь на свидания? Список продолжить? (Чуть ли не насильно подрисовывает Ляльке глаза.) Слушай, не хлопай лицом – глаз нарисую на ухе!

Опять ходит вокруг Ляльки, как художник вокруг картины. Качает головой.

Да…

В а с с а(по-матерински сопереживает). Что – да?

Н е л я. Все равно метр с кепкой.

Л я л ь к а. Метр шестьдесят.

Н е л я. Да ладно врать-то! Не больше метра пятидесяти восьми. Он любит… таких, как я… Высоких, стройных…

Л я л ь к а(защищается). Я просто компактная! А к таким, как ты, надо приставлять стремянку!

Н е л а(спокойно). Если ты имеешь в виду лилипутов, то да. Только Васька не лилипут. Слушай, ты, дурочка, поссориться хочешь? Тогда отменяем проект. Мне это надо?

Л я л ь к а. Ну зачем отменять…

Н е л а. Тогда помалкивай! Мои туфли предлагать бесполезно… Размерчик не тот… (Ксюше.) Давай твои!

Ксюша послушно разувается.

С таким ростом и без каблуков, это уже абзац!

Лялька переобувается.

Н е л а(все ходит вокруг Ляльки, качает головой). Да…

В а с с а(сопереживает). Что, да?

Н е л а. Ситуация меняется, но не кардинально. Хорошо бы удлинить ноги… Где-то я слышала… про какие-то специальные колодки…

Л я л ь к а. Я не хочу никаких колодок!

Н е л а. А Ваську хочешь? (После паузы.) Стоп! Придумала!

Берет детский стульчик, ставит на середину комнаты.

Давай! Становись!

Л я л ь к а. Сюда?

Н е л а. Куда же еще?

В а д и м(с умилением). Это мой детский стульчик!

Н е л а. Он вам еще нужен?

Помогает Ляльке встать на стульчик, снимает с дивана покрывало и драпирует им

ее фигуру от талии до пола.

(Удовлетворенно). По-моему, класс!

В а с с а. Да, но она же шагу не сможет сделать!

Н е л а. А зачем? Главное, -- произвести впечатление! Это всем известно! Первое впечатление! И… понеслось! Телефончик… Пару задушевных разговоров. Встреча где-нибудь в кафе… Она просто придет первой, сядет себе тихонько, ножки под стол, ножонки свои коротенькие, косолапенькие, и даст ему рассмотреть свою прекрасную душу! Что? Неплохо придумала? (Даже подпрыгивает.) Молодец! Молодец! Ай да я! (Достает мобильник.) Васька, давай сюда быстро! Есть разговор!

Пауза. Напряженное ожидание. Звонок в дверь. Неля резко ее распахивает, от

порыва ветра взлетают какие-то бумажки, стульчик, на котором неустойчиво

стоит Лялька наклоняется и она бы свалилась наверняка, если бы подоспевшая

Васса не подперла ее плечом. Между тем входит Вася, точнее не входит, а

врывается, полный оптимизма и надежд. При взгляде на Нелу резко тормозит,

чувствуя подвох.

Н е л а(официально). Василий Поливода, хочу тебя познакомить с очень хорошей, положительной девушкой, с большой жизненной перспективой. Возможно, даже квартира у нее есть.

Л я л ь к а(скорее всего, неожиданно даже для самой себя поспешно выпаливает). Есть квартира! У меня есть квартира!

Н е л а. С высоким интеллектуальным багажом! Со знанием двух языков, не считая китайский! Ты когда-нибудь смог бы овладеть китайским языком? А? Росой покрылись нефритовые ступени… Нет, покрылись росой нефритовые ступени… А ты там… за занавесом… И это все обозначает один какой-нибудь иероглиф. Смог бы?

В а с я. Вряд ли…

Н е л а. А она – может! Она овла-де-ва-ет!

На Ляльке чужие, жмущие ей туфли, она чуть переставляет ноги, стульчик вновь

пошатывается, но Васса и тут приходит на помощь.


В а с я. Чо звала-то, не понял.

Н е л а. Для этого и звала. Познакомить!

В а с я. Чо?

Н е л а. Чо, чо! Напился, что ли? За рулем! Познакомить! Люди всю жизнь могут искать свою половинку! А она может быть где-нибудь рядом! Ходит себе…

В а с я. Эта, что ли?

Н е л а. Может и эта.

В а с я. Да ты чо?

Н е л а. Ты не спеши, познакомься, вникни, загляни в душу! Может там такие богатства… просто горы нефрита!

В а с я. Да ладно тебе! Я как-нибудь сам, куда хочу, туда и заглядываю. Поиздеваться захотелось? Да?

Вася резко разворачивается и идет к дверям, распахивает дверь, опять врывается

резкий порыв ветра, все смотрят ему вслед, и Васса тоже, так что на этот раз стульчик

таки опрокидывается, Лялька летит на пол, туфли разлетаются в разные стороны. Все

бросаются ее поднимать.

Л я л ь к а(отбивается, ей больно). Идите к черту, все! Все! К черту! К чертям собачьим!

В а с я(вернулся, растерян). Я не хотел, да? Я и не думал!

Л я л ь к а. К черту! Мне никто не нужен! Никто! Никто! Я одна проживу! (Трет коленку, плачет, размазывая по лицу черные от туши слезы.) Одна!

Вася легко поднимает ее с пола.

В а с я(с удивлением). Ты что, маленькая такая, да? (Сажает ее на стул.)

Л я л ь к а(с вызовом). Да, метр с кепкой! Метр пятьдесят… пять! И мне нравится мой метр пятьдесят пять! Он меня устраивает! Устраивает!

В а с я. А кто спорит? И мне нравится. Ты – вполне. Компактненькая такая. Знаешь, все эти дылды тоже на любителя.

Н е л а(задета). Это я на любителя?

В а с я. Конечно. Я как тебя первый раз увидел, в прачечной, так чуть не заплакал!

Н е л а. Чувствительный какой!

В а с я. Да, чуть не заплакал. Ходит такая верзила и еще думает, что она лучше всех.

Н е л а. Это я-то верзила?

В а с я. А кто еще? Вот, посмотри на девушку – компактная вся из себя, натуральная, естественная… К примеру, умой тебя, что останется? Я уж не говорю, что там у тебя в голове. У нее, между прочим, в голове – сплошные иностранные языки. А у тебя?

Н е л а. Ну? Ну? Что у меня в голове?

В а с я. У тебя… какая-то дырявая косметичка.

Н е л я. У меня… Дырявая косметичка? Да мне косметичку из Франции привезли!

В а с я. Я образно говорю! Уже совсем, да? (Ляльке.) Девушка, дайте мне ваш телефончик!

Л я л ь к а(неуверенно). Мой?

В а с я. Ваш, ваш! Как-нибудь сходим куда-нибудь!

Л я л ь к а. Ку-да?

В а с я. Куда-нибудь! Прогуляемся! Вам надо по воздуху гулять. В голове столько информации, обалдеть можно!

Н е л а(мало-помало пришла в себя). Вася… Васька! Ты пожалеешь! Придет день и ты пожалеешь! Ты еще горько пожалеешь!

В а с я. Когда? Когда после своих дурацких конкурсов ты взгромоздишься на этот свой долбанный подиум? Жди, не дождешься! Давай, давай! Карабкайся, обезьяна!

Круто развернулся, идет к двери.

Н е л а(что удивительно, даже с нотками отчаяния). Пожалеешь, Васька! Пожалеешь!

Вася ушел, громко хлопнув дверью. Между тем Нела расплакалась.

В а с с а. Ну? Что плакать теперь? Сама и отдала.

Н е л а. От-да-ла!..

В а с с а. Отдала. Вот и плакать нечего.

Н е л а. Я плачу от того, что плачу!

В а с с а. Это уже что-то новое.

Н е л я. Плачу, потому что – плачу! Я думала, я – это я!... А я слабачка, как все! У меня же – цель! Здесь… (Стучит кулачком в грудь.) должно быть железо! Кольчуга! Щит!

К с ю ш а. И какая же у тебя цель, интересно? Неужели этот долбанный подиум?

Н е л а. Ну…

К с ю ш а. А потом?

Н е л а. Дальше…

К с ю ш а. Другой подиум?

Н е л а. Ну… А что? Как Водянова, как Наоми Кембл! На обложках журналов, на рекламных щитах – по всему миру! Нела Блошкина из Кучкунов! (После паузы.) Вы не думайте, я не пустышка какая-нибудь. Я благотворительностью буду заниматься. Я для моих Кучкунов знаете, сколько хорошего сделаю? Больницу новую построю, молодежный центр с дискотекой… что б молодежь не тусовалась абы где, чтобы было куда пойти. У меня для Кучкунов свой план!

В а с с а. Хорошая цель, я бы даже сказала – благородная. Что ж плакать-то?

Н е л а(после паузы). Так я Ваську люблю! (Помолчала, грустно.) Муж – это уже никаких планов! Ваське еще учиться и учиться… И потом… Полная неопределенность! (После паузы. Новый взрыв слез.) Я китайского языка не знаю!

К с ю ш а(поддаваясь ее настроению). А я, девочки, сколько всего не знаю… Кошмар! Я даже уколы не умею делать…

В а д и м. Не вспоминайте об этом!

В а с с а. А я, девочки, знала! Чего только не знала! Множество бесполезного! Защитила диссер по химии, начисто все забыла! Замечательно живу!

Л я л ь к а(презрительно). Это уже ваши проблемы. Знания лишними не бывают. Чем больше, тем лучше.

В а с с а. Вот между собой и разбирайтесь. А нам надо решить насчет главного, насчет хозяина дома – Вадима Павловича Киселева. (После паузы.) Лично мне нравятся погруженные в себя мужчины, сразу видно – заняты делом и не лезут тебе в кастрюлю. Не терплю, когда мужчины лезут в кастрюлю!

К с ю ш а. Подумаешь! Может там всего лишь кипящая «аш два о».

В а с с а. Даже, если там всего лишь кипящая «аш два о»!

К с ю ш а. А я люблю, когда мужчины готовят! Да! Это… Это… Они такие деловые… Это возбуждает. Я имею в виду – аппетит. А я стараюсь, стараюсь, все без толка. Если не пригорит, обязательно пересолю.

В а с с а. Этот забег, девочка, ты наверняка проиграешь.

К с ю ш а. Если вы имеете в виду Вадима Киселева, то и вы этот забег не выиграете. Для него в Интернете – все. Вся ваша кулинария.

В а с с а. Тем более! Его надо кормить, кормить! Чем-то не виртуальным!

К с ю ш а. С его потребностями я как-нибудь справлюсь. А если дело не пойдет – пригорит или пересолится – вызову вас! Да, Вадим? Если перегорит или пересолится, вызовем ее.

В а д и м(все это время сосредоточен на ноотбуке). Что вы сказали?

К с ю ш а. Если перегорит или пересолится…

В а с с а. Мы говорим о вас!

В а д и м. Извините, я очень занят!

В а с с а. Чем, если не секрет?

В а д и м. Я ищу… да… самоучитель китайского языка…

К с ю ш а. Зачем?

В а д и м(преданно смотрит на Нелу). Она же хотела… Она даже плакала…

В а с с а. Короче, она все равно нравится вам больше всех.

В а д и м. Она красивая.

К с ю ш а. Даже если ее умыть?

В а с с а. Вряд ли она умеет готовить.

В а д и м. Она – самая красивая!

К с ю ш а. Что я здесь делаю целый день? Потратила столько времени! С матерью поругалась! Мои родители – ужасные люди! Мне уже восемнадцать лет, а они со мной, как с ребенком. Подруга говорит – пойди, сделай укол. Может, парень понравится. Если честно, это она должна была делать укол. Но у нее этих парней – море. Блондинка, глаза голубые… В этом году поступает в медицинский институт… Такая целеустремленная! (После паузы.) Только время зря потеряла.

И тут происходит вот что. С той стороны поворачивается ключ, дверь открывается

и спокойно так в дверь протискивается невероятных размеров Негритянка в

белом халате. Из под халата выглядывает одежда ярких, кричащих цветов. За ней

в квартиру входит Рита.

Немая сцена. Затянувшаяся пауза.

Бл-ин!
Р и т а(у Ксюши, деловито). Как он?

К с ю ш а. Все так же.

Р и т а. Я привела врача…

К с ю ш а. Это врач?!

Р и т а. Замечательный. К ней очередь – два месяца. Еле уговорила!

Н е г р и т я н к а. Кто здесь больной?

К с ю ш а(после паузы). Он!

В а д и м. Я? Больной? Что вы выдумываете!

К с ю ш а. У него там… (Показывает.) иголка!

Н е г р и т я н к а. Где?

К с ю ш а. Там!

Н е г р и т я н к а. Где-где?

К с ю ш а. Там! Я делала укол… и сломала иголку!

В а д и м. Чушь! Тетя Рита, не верьте ей!

К с ю ш а. Да он сесть не может! Ему больно!

В а с с а. Действительно. Это и я заметила. Он все время стоит.

Н е г р и т я н к а. Иголка – это серьезно. Она может попасть в кровеносный сосуд и дойти до сердца.

В а с с а. Ужас какой!

Н е л а. Бедненький!

В а с с а. И он терпит! Он такой терпеливый!

В а д и м(поглядывая на Нелу). Да врет она все, вы что?!

К с ю ш а. Я не вру! Пусть он сядет, да, вот хоть на этот стул!

Пауза.

Н е г р и т я н к а. Сядьте, больной.

В а д и м. С чего это я должен садиться, когда я не хочу садиться! Мне и так хорошо!

Н е г р и т я н к а(повелительно). Я кому сказала, больной! Садитесь или снимайте штаны и не мешайте осмотру.

Вадим пытается сесть на стул, но с воплем вскакивает.

Снимайте штаны, больной! Это серьезно. Вы – рискуете жизнью. Всех прошу отвернуться!

Женщины становятся к ним спиной, Негритянка пытается обнажить ягодицу

Вадима, но тот сопротивляется.

Р и т а(жалобно). Вадим, мальчик, сними штаны! Ради меня, ради твоей мамы! Если с тобой что-нибудь случится, твоя бабушка из Борисова нас убьет. Нет, сначала твоя мать убьет меня, а потом твоя бабушка убьет твою мать и после этого умрет сама от разрыва сердца! Ты только представь себе – сколько трупов из-за твоего упрямства!

Вадим неохотно обнажает ягодицу.

Н е г р и т я н к а(осмотрела ягодицу, трагическим шопотом). Дело… плохо. Она уже пошла в кровь…

В а с с а. Кто?

Н е г р и т я н к а. Иголка, черт побери!

Р и т а. Ужас какой! Что же делать? Что делать?!

Н е г р и т я н к а. В настоящий момент хотя бы не двигаться. И не поддаваться панике.

Р и т а. Нам.

Н е г р и т я н к а. Конечно, -- ему.

Р и т а(лихорадочно). Да, не двигаться, не двигаться…

Н е г р и т я н к а. Надо положить его на диван…

Все хватают Вадима под руки и ведут к дивану, укладывают. Стоят вокруг с

сочувствующими, скорбными лицами. Пауза.

Н е г р и т я н к а. Больной, какие у вас ощущения? Прислушайтесь! Где-нибудь колет?

В а д и м. Ко-лет!

Н е г р и т я н к а. Где?

В а д и м. Везде колет! Везде!

Р и т а. Вадимушка, мальчик мой! (Плачет.)

В а д и м(умирающим голосом). Я умру, да? Я знал, я предчувствовал… (После паузы.) Я не хочу умирать! (После паузы.) Я хочу завещать…

Р и т а. Что, Вадимушка, что?

В а д и м. Мой компьютер…

Р и т а. Кому, Вадимушка?

В а д и м. Ей… (Кивает на Ксюшу.) Чтобы она знала – лучшее на свете, это Интернет. (После слова «Интернет» из глубины души вырывается стон.) Ин-тер-нет!... Я не хочу умирать!..

Чтобы скрыть слезы, Васса отворачивается, смотрит в пол и тут замечает что-то,

поднимает, рассматривает.

В а с с а. Подождите, подождите! Постойте… Эта? Иголка эта?

Протягивает Ксюше иголку.

К с ю ш а. Эта!

В а с с а. Так у нее и кончик не обломан! Я всегда замечаю маленькие вещи. Это мое свойство. Смотрю – блестит!

Р и т а. Слава Богу! О! Слава Богу!

К с ю ш а. Так ведь он, как закричит, как помчится!

В а с с а. Мужчина… Что с них возьмешь!

В а д и м(неуверенно). Значит, я не умру?

Р и т а. Конечно! С чего это тебе умирать?

Н е г р и т я н к а. Если кончик не обломан и не попал в кровь, опасности для жизни нет. Значит, вы не больной.

Поворачивается ключ с той стороны, все замирают в ожидании и смотрят на входную

дверь. Входит Мать, с головы до ног покрытая дорожной пылью.

В а д и м(радостно). Ма-ма!

Р и т а. Сонечка!

Н е л а. Конечно! Я так и знала – ваш поезд потерпит крушение!

М а т ь. Ничего подобного! С чего вы это взяли? Просто я… сошла на середине пути и пустилась обратно автостопом. Риточка, ты только представь – в моем возрасте, автостопом! Километров двадцать проехала на мешках с минеральными удобрениями! Ты только представь, я – на мешках с минеральными удобрениями! Но выбора не было. Или ехать или стоять на месте. Ты знаешь, я всегда предпочту ехать. Наконец, уже на нашей улице я поскользнулась на банановой корке!

Н е л а. Все равно, все это похоже на крушение.

М а т ь. Возможно вы правы. Рита, Рита… Я поняла одну ужасную вещь – я не хочу никому его отдавать! Почему это я должна его отдавать?

Н е г р и т я н к а. Это не честно. Это закон природы!

М а т ь(капризно). Да плевать мне на ваши законы! (После паузы.) Из-за него я отказалась от карьеры!

Р и т а. Голубчик, ну какая же это карьера? Кордебалет.

М а т ь. Ничего подобного. Ансамбль народного танца. Я там… почти солировала! Да, выходила в первой четверке! Короче, девять месяцев ношу это дитя под сердцем. Оно ведет себя ужасно!

Н е г р и т я н к а. Сердце?

М а т ь. Ну, конечно, дитя! Колотит ручками и ножками по всем внутренним органам! А роды? А роды?! С моими бедрами? О-о-о! А потом? Все эти кормления, недосыпания, детские болезни! И все одна, потому что его отец был капитаном да-альнего плавания. Когда он окончательно ушел в свое да-альнее плавание, я ради этого ребенка отказалась от личной жизни. А ведь мне пять раз делали предложение!

Р и т а. Три, Сонечка, три.

М а т ь. Пять для ровного счета. Когда я увидела его в первый раз…

Н е г р и т я н к а. Его отца?

М а т ь. Конечно, нет, когда я увидела моего мальчика в первый раз! Когда я впервые заглянула в его бессмысленные, доверчивые глазки… (Берет диванную подушку, баюкает.) Я поняла – это лучшее, что было в моей жизни… И никакие кордебалеты, никакие капитаны да-льнего плаванья с этим не сравнятся.

Негритянка берет другую диванную подушку, баюкает.

Н е г р и т я н к а. Да, да! Это лучшее, что может быть в жизни!

М а т ь. Голубые глазки…

Н е г р и т я н к а. Или карие. Карие глазки!

М а т ь. И теперь вы хотите, чтобы я отдала его первой встречной?

Н е г р и т я н к а(баюкает диванную подушку). И я не отдам его первой встречной! Ни за что на свете!

Р и т а. Кого его?

Н е г р и т я н к а. Моего ребенка!

Р и т а. Насколько мне известно, у вас его еще нет.

Н е г р и т я н к а. Когда будет.

М а т ь. Первой встречной! Страшно даже представить!

Н е л я(берет другую диванную подушку, пристраивает в руках, после паузы). Так и я не отдам! Еще чего! Многого захотела…

К с ю ш а(вздохнула). Наверное, я тоже… Ну, когда он будет, конечно…

В а с с а. Слава Богу, у меня девочка! Девочки ближе к матери!

Л я л ь к а. А по мне так – пусть! Пойду изучать какой-нибудь язык.

Пауза.

К с ю ш а. Мне пора… Надо с родителями помириться…

В а с с а. Мне тоже. Дел-то невпроворот.

Н е л а(звонит по телефону). Васька, ты где? Во дворе? Ждешь? Ну, жди, скоро выйду!

В а д и м. Как? Вы… уходите?

Н е л а. Да, сваливаю.

В а д и м. Куда?

Н е л а. Куда-куда? В прачечную, конечно! (Победоносно глянула на Ляльку.) Васька-то совсем заждался!

Л я л ь к а(с досадой). Курсы пропустила… Так хоть высплюсь. (После паузы. Неле.) И имей в виду… Если он опять в твои планы не впишется… Позвони…

Н е л а. Если не впишется -- позвоню.

Девушки гурьбой направляются к выходу.

М а т ь. Девочки, постойте! Что, я не понимаю что ли? Конечно, я не права! Я поддалась страстям! Даже когда я сидела на мешках с минеральными удобрениями, я уже тогда понимала – я поддалась страстям!

Н е л а. Скорее всего, вы это поняли, когда поскользнулись на банановой корке. Это была подсказка. Природа была против вас.

М а т ь. Возможно. Конечно, есть законы природы! (После паузы.) Девочки, вернитесь!

К с ю ш а(с вызовом). Я не блондинка, глаза у меня не голубые! Я не умею делать уколы и ненавижу Интернет!

М а т ь. Пусть!

К с ю ш а. У меня ужасный характер!

М а т ь. Пусть. Приходите еще. И вы! И вы! И вы!

В а с с а. Уж за меня-то не беспокойтесь. Его надо подкармливать! Он такой милый! Такой славный!

Н е л а. Конечно, Васька меня убьет, но я тоже как-нибудь забегу.

Л я л ь к а. А я – нет. Никогда. Хотя говорят, никогда не говори – никогда.

Н е г р и т я н к а. Девочки, он – душка, душка! Просто душка! (После паузы.) А знаете, девочки, мы как-нибудь все вместе сходим в одно хорошее заведение. Там показывают…

Все напряглись.

Мужской стриптиз!

Р и т а(зарделась). Ну, это уже без нас!

Н е г р и т я н к а. Ну почему? Вместе! С вами!

З а н а в е с



Дом.тел. (37517) 3014882 Моб.МТС 8029 2515007



Попова Елена Георгиевна, драматург, прозаик.

Автор романов:

«Восхождение Зенты» (журнал «Знамя» №4-2000г. Москва, лонг лист премии Букер)

«Большое путешествие Малышки» (журнал «Знамя» №7-2001г. Москва),

«Седьмая ступень совершенства» -- (журнал «Знамя» №7-2004г. Москва, шорт лист премии им. Аполлона Григорьева),

«Пузырек воздуха в кипящем котле» журнал «Дом Ростовых» №1 2008г. Москва.)

«Этот сладкий голос сирены»-- журнал «Неман».

«Послание», повесть, лонг.лист Русской премии, «Неман» 5-2012.

«Три дамы в поисках любви и смерти», «Неман» 2014, премия за лучший материал года.

«Песня блистающей химеры», «Неман» 2015г

Автор книг прозы:

«Восхождение Зенты»

«Три дамы в поисках любви и смерти»

Автор детских книг, принимающих участие в Вашингтонском фестивале детской книги 2016г. Среди них -- «Удивителные приключения мальчика, который не называл своего имени» (Спец приз всероссийской премии КНИГУРУ.)

Пьесы поставлены в Германии, Швейцарии, Эстонии, России, Киргизии, Беларуси,

Переведена на английский, немецкий, японский, польский, белорусский языки.

«Баловни судьбы» Первая премия, Кассель, 1994г. Первый европейский конкур пьес

Вошла в ряд антологий: «Восточные обещания» (Лондон, 1999г.). «Зарубежная пьеса» (Токио, 2007), «Современное русское зарубежье» (Москва, 2007г.) «Современная белорусская пьеса» (Варшава, 2011г., т.2 – 2014г.), выходили в журналах «Театр», «Современная драматургия».

Шорт.лист премии «Антибукер» (Россия, 2000г.)

В 2002г. включена в энциклопедию «2000 выдающихся европейцев 21 века» (Англия).
Размещено в Без категории
Просмотров 1885 Комментарии 0
Всего комментариев 0

Комментарии

 













Часовой пояс GMT +3, время: 04:12.
Telegram - Instagram - Facebook - Обратная связь - Обработка персональных данных - Архив - Вверх


Powered by vBulletin® Version 3.8.3
Copyright ©2000 - 2021, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot