Вернуться   Форум по искусству и инвестициям в искусство > Дневники > tchaika

Оценить эту запись

Какой была Россия

Запись от tchaika размещена 16.06.2010 в 00:23

Цитата:
Сообщение от tiffany Посмотреть сообщение
О русской иконописи мир узнал именно в период большевизма. Иконы XIV-XV вв.. стали известны только после революции. Их вытащили на свет божий из церквей, сняли оклады, живопись открыли, ее стало видно. Весь мир увидел и ахнул.

Какой была Россия до первой мировой войны и революции:

Известный французский экономист Эдмон Тэри прогнозировал: «Если у больших европейских народов дела пойдут таким же образом между 1912 и 1950 годами, как они шли между 1910 и 1912, то к середине настоящего столетия Россия будет доминировать в Европе как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношении». http://www.pravaya.ru/govern/391/507

"Так вот, наука в России была на мировом уровне, литература цвела. Процветала. Да-с. Тогда возьмем музыку. Чайковский, Мусоргский, Бородин, Рахманинов, Римский-Корсаков, Скрябин... Все цветет, все поет и играет. Насчет игры. Станиславский и Немирович-Данченко создают новый театр, поет Собинов, поет Нежданова, поет Обухова, поет Шаляпин, наконец. Откуда они брались? Были приведены в действие генетические ресурсы народа. Народ вышел на мировую арену, народ вступил в стадию своего
цветения. Условия - климат. Общественный климат. Энтузиасты организуют частные оперы, частные музеи, издаются десятки журналов, книги, собираются уникальные библиотеки... Третьяковская галерея основана и собрана купцом. Румянцевский музей, ныне Библиотека имени Ленина. Присвоены не только книги, но и имя. Румянцев собирал, Румянцев создал, а имя Ленина - почему? Другой купец, в Иваново-Вознесенске, Бурылин, создает на свои деньги уникальный музей и дарит его городу Тенишева под Смоленском, создает училище для обучения народному искусству. В Абрамцеве вырастает центр
русского народного искусства. Архитекторы-энтузиасты строят по своей инициативе прекрасные здания и храмы, художники-энтузиасты их расписывают, украшают мозаиками... В то же время возникают такие живописцы, как Суриков, Репин, Серов, Врубель, Рерих, Кустодиев, Рябушкин, Куинджи, Ге, Верещагин, Саврасов, Бенуа, Коровин, Поленов...
В это же время землепроходцы Пржевальский, Семенов-Тян-Шанский, Арсеньев активно изучают окраины России.

Перенесемся от искусства и науки в низменные сферы. Продукты. Восемнадцать тысяч ярмарок в год с оборотом в два миллиарда рублей. Кто же на них продавал, кто же и покупал? А во всех городах России почти ежедневно базары, еженедельно, во всяком случае. А на этих базарах - все, от дров до овса, от кожи до пшеницы, от кровельного железа до готовых срубов, да что перечислять - все-все, что требовал спрос. А еда? От коровьей требухи до изобилия черной икры, от говяжьих языков до осетрины. Вобла стоила рубль за куль. Навалена под навесом, даже не запирали. Мужики перед постом ездили в город и привозили мешками мороженых судаков. Лавки во всей империи завалены продуктами, трактиры ломятся от еды.

В стране обращаются золотые деньги. Зарплата выдается золотом. Об этом ваше поколение знало или нет? Так имейте в виду, что золото может обращаться свободно только в экономически процветающей стране с крепким, устойчивым балансом.

И были ещё не проданы за бесценок дельцам типа Хаммера 5000 уникальных живописных полотен из Эрмитажа, и не было ещё взорвано в одной только Москве 427 храмов (а по стране 92%), и не были еще сброшены по всей стране колокола, и шумели в стране ежегодные ярмарки: в Покров, в Петров день, в Успеньев день, на Троицу...

Вот образ русской крестьянки у Некрасова (этого поэта нельзя заподозрить в приукрашивании действительности. Но ведь это же его слова: "Ой, полным-полна коробушка, есть и ситец и парча"):

В ней ясно и крепко сознанье,
Что все их спасенье в труде.
И труд ей несет воздаянье -
Семейство не бьется в нужде.
Всегда у них теплая хата,
Хлеб выпечен, вкусен квасок,
Здоровы и сыты ребята,
На праздник есть лишний кусок.
Идет эта баба к обедне
Пред всею семьей впереди.
Сидит, как на стуле, двухлетний
Ребенок у ней на груди.
Рядком шестилетнего сына
Нарядная матка ведет...
И по сердцу эта картина
Всем любящим русский народ.

Когда нам хотят доказать, что крестьянство в России бедствовало, что Россия была нищей страной, то хочется спросить: откуда же взялись шесть миллионов зажиточных хозяйств для раскулачивания? Если в стране 6.000.000 богатых хозяйств, то можно ли ее называть нищей?
Теперь позвольте спросить, если все цвело: наука, музыка, литература, театр, певческие голоса, балет, живопись, архитектура, бурно развивалась промышленность, наступая на пятки самым передовым странам, русским хлебом и салом завалены мировые рынки, в деревнях праздники, хороводы и песни, на масленицах катание, магазины ломятся от продуктов, все дешево, доступно, - и вот если всё это цвело, то что же тогда гнило?"
Солоухин Владимир Алексеевич, «Последняя ступень» http://books.prometey.org/read/l4/page31/1840.html


Важно знать, что "в царской России действовали на самом деле весьма мягкие и гуманные законы. Россия была единственной страной, где смертная казнь вообще была отменена (со времен Императрицы Елизаветы Петровны) для всех преступлений, судимых общими судами. Она оставалась только в военных судах и для высших государственных преступлений.
За XIX-й век число казненных не составляло и ста человек за сто лет. За царствование Александра III, кроме участников цареубийства 1 марта, казнены были только несколько человек, покушавшихся убить Императора (один из них был А. Ульянов – брат Ленина)". из книги проф. Сергея Сергеевича Ольденбурга «Царствование Императора Николая II» (стр. 22).
Высланным за противоправительственную агитацию, не имевшим собственных средств, выдавалось казенное пособие на жизнь.


"Трагедия жизни Николая II состояла в неразрешимом противоречии между его глубочайшим убеждением хранить основы и традиции России и нигилистическими попытками значительной части образованных слоев страны разрушить их. И речь шла не только о сохранении традиционных форм управления страной, а о спасении русской национальной культуры".

"Вера в Бога и в свой долг Царского служения, — пишет историк С. С. Ольденбург, — были основой всех взглядов императора Николая II. Он считал, что ответственность за судьбы России лежит на нем, что он отвечает за них перед Престолом Всевышнего. Другие могут советовать, другие могут Ему мешать, но ответ за Россию перед Богом лежит на нем. Из этого вытекало и отношение к ограничению власти — которое Он считал переложением ответственности на других, не призванных, и к отдельным министрам, претендовавших, по Его мнению, на слишком большое влияние в государстве. "Они напортят — а отвечать мне".

Характеризуя личность Николая II, дипломат граф Рекс считал царя человеком духовно одаренным, благородного образа мыслей, осмотрительным и тактичным. "Его манеры, — писал дипломат, — настолько скромны и он так мало проявляет внешней решимости, что легко прийти к выводу об отсутствии у него сильной воли; но люди, его окружающие, заверяют, что у него весьма определенная воля, которую он умеет проводить в жизнь самым спокойным образом".

Вот Его слова:
"Если я помеха счастью России и меня все стоящие ныне во главе ее общественные силы просят оставить трон и передать его сыну и брату своему, то я готов это сделать, готов даже жизнь свою отдать за Родину", — говорил Государь генералу Дубенскому.

В своём дневнике Николай II записал сразу после своего отречения: "Кругом измена и трусость и обман!"

Вот свидетельство Черчилля (Winston Churchil), бывшего в момент революции английским военным Министром (из его книги “The world crisis. 1916 - 18.” Том I. Лондон. 1927. стр. 223-225): "… В марте Царь был на престоле; Российская империя и русская армия держались, фронт был обеспечен и победа бесспорна.
Отчаяние и измена овладели властью, когда задача была уже выполнена. Долгие отступления окончились; снарядный голод побежден; вооружение притекало широким потоком; более сильная, более многочисленная, лучше снабженная армия сторожила огромный фронт; тыловые сборные пункты были переполнены людьми. Алексеев руководил армией и Колчак – флотом. Никаких трудных действий больше не требовалось: оставаться на посту; тяжелым грузом давить на широко растянувшиеся германские линии; удерживать, не проявляя особой активности, слабеющие силы противника на своем фронте; иными словами – держаться; вот все, что стояло между Россией и плодами общей победы.
Согласно поверхностной моде нашего времени, Царский строй принято трактовать, как слепую, прогнившую, ни на что не способную тиранию. Но разбор тридцати месяцев войны с Германией и Австрией должен бы исправить эти легковесные представления.
Силу Российской империи мы можем измерить по ударам, которые она вытерпела, по бедствиям, которые она пережила, по неисчерпаемым силам, которые она развила, и по восстановлению сил, на которое она оказалась способна.
Почему отказывать Николаю II в этом суровом испытании ? Бремя последних решений лежало на Нем. На вершине, где события превосходят разумение человека, где все неисповедимо, давать ответы приходилось Ему. Стрелкой компаса был Он. Воевать или не воевать ? Наступать или отступать ? Идти вправо или влево ? Согласиться на демократизацию или держаться твердо ? Уйти или устоять ? Вот – поля сражений Николая II. Почему не воздать Ему за это честь ? Самоотверженный порыв русских армий, спасший Париж в 1914 году; преодоление мучительного бесснарядного отступления; медленное восстановление сил; брусиловские победы; вступление России в кампанию 1917 года непобедимой, более сильной, чем когда-либо; разве во всем этом не было Его доли ? Тот строй, который в нем воплощался, которым Он руководил, которому Своими личными свойствами Он придавал жизненную искру – к этому моменту выиграл войну для России.
Вот Его сейчас сразят. Вмешивается темная рука, сначала облеченная безумием. Царь сходит со сцены. Его и всех Его любящих предают на страдание и смерть. Его усилия преуменьшают; Его действия осуждают; Его память порочат… Остановитесь и скажите: а кто же другой оказался пригодным ? В людях талантливых и смелых; людях честолюбивых и гордых духом; отважных и властных – недостатка не было. Но никто не сумел ответить на те несколько вопросов, от которых зависела жизнь и слава России. Держа победу уже в руках, она пала на землю, заживо, как древле Ирод, пожираемая червями".



"Временное правительство назначило комиссию по расследованию деятельности Николая II, но несмотря на все старания обнаружить хоть что-то, порочащее Царя, ничего не нашли — Царь был невиновен. Когда невиновность его была доказана и стало очевидно, что за ним нет никакого преступления, Временное правительство вместо того, чтобы освободить Государя и его супругу, приняло решение удалить узников из Царского Села в Тобольск.
Поняв, что страна стремительно идет к гибели, Государь пожалел о своем отречении. "Ведь он принял это решение лишь в надежде, что желавшие его удаления сумеют все же продолжать с честью войну и не погубят дело спасения России. Он боялся тогда, чтобы его отказ подписать отречение не повел к гражданской войне в виду неприятеля. Царь не хотел, чтобы из-за него была пролита хоть капля русской крови... Императору мучительно было видеть теперь бесплодность своей жертвы и сознавать, что, имея в виду тогда лишь благо родины, он принес ей вред своим отречением", — вспоминал свидетель Пьер Жильяр, воспитатель Цесаревича Алексея (у Цесаревича как-то вырвалась фраза: "Если будут убивать, только бы не мучили") - ...Государь и Государыня верили, что умирают мучениками за свою родину, они умерли мучениками за человечество. Их истинное величие проистекало не из их царского сана, а от той удивительной нравственной высоты, до которой они постепенно поднялись. Они сделались идеальной силой. И в самом своем уничижении они были поразительным проявлением той удивительной ясности души, против которой бессильны всякое насилие и всякая ярость и которая торжествует в самой смерти".

О Николае II , находящемся в заключении в июле 1918 года, Мейер написал так: "...Он не противоречил ни одним словом. Он был для меня загадкой. Его красивые глаза нежно светились, смотря вперёд..."


Доктор Евгений Сергеевич Боткин пошел на смерть за Царя, хотя революционеры предложили ему покинуть дом Ипатьева.
Из воспоминаний бывшего австрийского военнопленного И. Л. Мейера «Как погибла Царская Семья», журнал "7 TAGE", 1956 год: "…Этот Боткин был великаном. На его лице, обрамленном бородой, блестели из-за толстых стекол очков пронизывающие глаза. Он носил всегда форму, которую ему пожаловал Государь. Но в то время, как Царь позволил себе снять погоны, Боткин воспротивился этому. Казалось, что он не желал признавать себя пленником.

Его привели в кабинет революционного штаба, где сидели Мебиус, Маклаванский и доктор Милютин. "Слушайте, доктор, - начал Маклаванский, - революционный штаб решил Вас отпустить на свободу. Вы врач и желаете помочь страдающим людям. Для этого Вы имеете у нас достаточно возможностей. Вы можете в Москве взять управление больницей или открыть собственную практику. Мы Вам дадим даже рекомендации, так что никто не сможет иметь что-нибудь против Вас".
Доктор Боткин молчал. Он смотрел на сидящих перед ним людей с недоверием, ожидая западни. Маклаванский продолжал убедительно: "Поймите нас, пожалуйста, правильно. Будущее Романовых выглядит несколько мрачно".

Казалось, что доктор начинал медленно понимать. Его взор переходил с одного на другого. Медленно, почти запинаясь, решился он на ответ: "Мне кажется, я вас правильно понял, господа. Но видите ли, я дал Царю мое честное слово оставаться при Нем до тех пор, пока Он жив. Для человека моего положения невозможно не сдержать такого слова. Я также не могу оставить Наследника одного. Как могу я это совместить со своей совестью. Вы всё же должны это понять".

"Для чего Вы жертвуете собой для… ну скажем мы, для потерянного дела ?"

"Потерянное дело ? – сказал Боткин медленно. Его глаза заблестели. – Ну, если Россия гибнет, могу и я погибнуть. Но ни в коем случае я не оставлю Царя !"

Мебиус посмотрел пристально на доктора. Доктор Боткин сидел несколько минут молча. Его взор был устремлен в пол. Комиссары уже считали, что он передумает. Но вдруг облик доктора изменился. Он приподнялся и сказал: "Меня радует, что еще есть люди, которые озабочены моей личной судьбой. Я вас благодарю за то, что вы мне идете на встречу. Но помогите этой несчастной СЕМЬЕ ! Вы сделаете хорошее дело. Там, в том доме цветут великие души России, которые облиты грязью политиков. Я благодарю вас, господа, но я остаюсь с ЦАРЕМ!" - сказал Боткин и встал. Его рост превышал всех".


Последние слова Николая II, обращенные ко всем Его сторонникам: "Не мстите за меня, ибо не зло победит зло, но только Любовь".
Размещено в Без категории
Просмотров 3165 Комментарии 0
Всего комментариев 0

Комментарии

 

















Часовой пояс GMT +3, время: 08:45.


Powered by vBulletin® Version 3.8.3
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot