Вернуться   Форум по искусству и инвестициям в искусство > Дневники > Гор Чахал

Рейтинг: 5.00. Голосов: 3.

Гор Чахал: сто имён Бога

Запись от Гор Чахал размещена 30.10.2012 в 21:09

Русский перевод статьи Терезы Пастерк, опубликованной в последнем номере журнала «Kunst + Kirche»


Гор Чахал: сто имён Бога и попытка объединить художественную традицию православия с компьютерным искусством


Изображением Бога в художественной традиции православия занималась только икона. В ней присутствует Бог. Икона является отпечатком Первообраза, и, как таковая, призвана следовать канону изображения. Но как быть, если новые средства изображения открывают новые возможности?



Московский художник Гор Чахал принадлежит к числу первых мультимедийных художников России. Он является одним из лидеров альтернативной сцены Москвы 1980-х годов в своем художественном профиле. Чахал много полемизировал с теорией иконы, опираясь, в т. ч., на тексты отцов Церкви. В итоге он поднял вопрос: каким образом можно перевести теоретическую концепцию православной иконы в пространство современного компьютерного искусства?

Бог – Отец, Спаситель, Пастырь, Любовь, Всемогущий, Учитель, Скала, Блюститель наших душ, Творец, Создатель, Ветхий днями, Великий, Вечный, Истина, Мир, Святой, Всевышний, Ревнитель, Царь, Живой ...

Сто имен Бога Гор Чахал отпечатал как скриншот некой флэш-программы «Взрыв» в визуальной неподвижности. Простое название – «Имя Бога». Кириллическими буквами клеил Чахал имена Бога на стенах различных выставок с 2003 года. Экспозиции проходили в русской православной церкви святой мученицы Татьяны, в бывшем иезуитском колледже в Граце… Выставка в московском Центральном Доме Художника стала причиной громкого скандала, вероятно, потому что поэты Мирослав Немиров и Андрей Родионов на ее фоне читали обсценные стихи.

Красного цвета, разные по величине буквы выкладывают слова по направлению к центру, открывая границы, чтобы, обозначив пустоту, замереть. Идея работы заключается в том, чтобы из всех именований Бога, которые употребляются в Библии, построить Мета-имя Бога. Это Мета-имя, как высшее, абстрактное понятие, не может быть выражено иначе как посредством иероглифа, включающего все имена Бога. С верой в то, что имя Бога является ключом к вратам Царствия Небесного, каждый зритель сможет открыть эти врата.

Связывая понятия с целым космосом значений и превращая этот космос значений в картину, Чахал формально сближается с визуальной поэзией. Это космическое возникает здесь как осциллирующая, циклично расширяющаяся, проницающая все центробежная система, непостижимая, как само имя Бога.

Но как же Гор Чахал, воспитанный нерелигиозными, в традиционном смысле этого слова, родителями, так далеко продвинулся в занятии именно православным искусством? Чахал родился в Москве в 1961 году. Его мать – русская, отец – армянин. В возрасте 11-15 лет он учился в художественной студии Татьяны Кипарисовой. В 1985 году после окончания факультета прикладной математики МИФИ путь для него, казалось, был предопределен. Именно в это время Гор Чахал вместе с поэтом Аркадием Семеновым и рок-группой «Вежливый отказ» основывает группу «Параллельные действия», в программе которой сочетались рок-музыка и поэтические перформансы. В последующие годы Чахала интересовали различные формы художественного творчества: он публиковал литературные произведения, в конце 1980-х годов делал перформансы в жанре «чистого искусства» – зрители на них не приглашались, само действие не документировалось, остались только фотографии, сделанные самим художником. Мастерство Чахала совершенствовалось на московской андеграундной сцене 1980-х годов до тех пор, пока он не начал заниматься компьютерным искусством. С созданием виртуальных скульптур, где пригодилось полученное им математическое образование, Гор Чахал становится одним из первых русских медиахудожников.

К концу 2000 года Чахал сближается с православием. Его воцерковление происходило постепенно, через «посредничество» культуры. Сначала он занимается религиозной философией, желая осознать и впитать идеи, этику и эстетику. Со временем появляются новые задачи, главной из которых становится содействие диалогу между современным искусством и церковью, а также между светским и сакральным искусством. Определяющим в обращении к теме религии в искусстве для Гора Чахала становится его вывод о том, что светское общество и искусство зашли в тупик.

В своих работах, начиная с 2000-х годов, Гор Чахал разрабатывает христианскую тематику. Важно отметить, что художник просит воспринимать их именно как христианские, а не как лишь религиозные работы. Гор Чахал далек от реалистического метода изображения предмета: христианство в современном искусстве означает для него, прежде всего, религиозную философию и визуальную теологию. В интервью, которое Чахал дал Арсению Штейнеру для «Артхроники» в 2008 году, он расширил религиозную сферу художественной сцены, приписав религиозность любому современному искусству. «Это всегда лишь вопрос веры, – я уверен, что каждый художник является верующим»1. Здесь, с одной стороны, чувствуется его прямое обращение к христианской религии как некое ограничение, с другой стороны, его подход к тому, что открывается в тонком проявлении энергетических процессов.

Это объяснение энергетического потенциала религиозного искусства находит свое словесное оформление, в т. ч., в православной традиции. С т. зр. православия, эта сила свойственна каждому религиозному образу. Трансформация, которая происходит с образом, – от воображения к изображению, в котором божественное не всегда зримо, но все же должно быть ощутимо – высвобождает энергию света, которую стремились постичь через глубокое погружение в молитву исихасты с 14-го века, существовавшие также и в России. Это нетварный свет, явившийся во время Преображения Христа на горе Фавор. В этом свете открывается непосредственный опыт богопознания.

Чахал неоднократно разрабатывал тему горы Фавор. Он создает реальные и виртуальные модели самой горы или делает символический намек на нее, как в «Солнце Правды, Добра и Красоты» (2003 г.). В этой работе с помощью виртуальных изобразительных средств художник воплощает требования богословия иконы Восточной Церкви, передает соотношения и трансформации материи и света. На трех огненно-красных панелях расположены три образа в золоте. Их тела никогда не получится постичь полностью, под более пристальным взглядом они растворяются в отдельных золотых пластинах. Виртуально созданное мерцание представляет тела как будто в окружении пламени. Фигуры могут показаться похожими как на «Три грации» или «Три отрока в пещи огненной», так и на три ракурса на Голгофу.

Важную роль свет играет также в «Ступенях», намекая на молитвенное сосредоточение последователей исихазма, которое необходимо для того, чтобы видеть нетварный Свет. В концентрических кругах пульсируют Божьи Имена Трисвятого: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный» – постоянно повторяющееся призывание Бога в православной литургии. Они приближаются к зрителю, дестабилизируют реальное пространство и втягивают в виртуальный потусторонний мир. Этот потусторонний мир, кажется, дрейфует в дали.

С 2009 г. в своих «фотографических» работах Чахал применяет обратную перспективу – технику, которая также используется в традиционной православной иконографии и меняет логическое восприятие изображения: чем значительней объект, тем более отдален он от зрителя. Отойдя от традиционных канонов изображения, Гор Чахал преобразует их в соответствии с языком современного искусства, продолжая таким образом формировать связи с православной иконописной традицией. При этом с одной стороны, содержание его работ иногда прямо возвращает к тематике христианских рассказов. С другой стороны, именно иконам приписывается особая способность – концентрация присутствия Бога в изображении. Монахи, которые пишут иконы, должны сначала 40 дней поститься, чтобы достичь более высокого духовного сознания и суметь выразить в иконе присутствие незримой силы. Гор Чахал также не видит смысла создавать иконы без предварительной духовной подготовки. Но не это является его целью. Художник стремиться скорее к тому, чтобы протянуть нить между современным изображением и свойственной религиозным образам способностью сделать видимой божественную энергию. В итоге, свет, – в исихазме символ этой энергии, – возникающий на мерцающей поверхности, на золотых светящихся цифрах или буквах, в огне воспоминаний о Творце образов, или даже как имя Бога, у Чахала всегда является попыткой исследовать энергетический потенциал. В этом смысле можно говорить о произведениях художника как о современных иконах.

В то же время работы Гора Чахала можно прочесть и в ином контексте: «Солнце Правды, Добра и Красоты» позволяет трактовать себя как размышления о неудовлетворительном состоянии современного общества, которое, кажется, потеряло смысл во всем человеческом. Чахал видит реальную необходимость проведения изменений в русском обществе путем возрождения церкви и христианства. И он открывает дверь этим изменениям. Участие художника в выставках в православных храмах является попыткой наладить диалог с церковью. Чахал, в отличие от радикальных групп художников, не придерживается идеи конфронтации с церковью, он пытается посредством искусства возобновить возможность общения с ней.

Выставки на христианские темы успешно проходили в музеях и галереях, но заканчивались иногда скандалом. «Мы считаем, это очень неприятно, мы хотели бы строить культуру мира на нашей земле»2, уточняет Чахал. Тем не менее, его работы не всегда хорошо принимались церковью и деятелями искусства. Вообще отношения между искусством и церковью в России часто были напряженными. Выставка под названием «Осторожно: религия», которая проходила в музее имени Андрея Сахарова в Москве в 2003 году, была закрыта в течение 96 часов: 42 работы 42 художников, целью которых было обсуждение роли религии в современном искусстве, стали причиной огромного скандала. Среди воспринятых Православной церковью как крайне оскорбительные была картина, изображающая Христа на фоне логотипа «Кока-Колы» с надписью «Кока-Кола. Это моя Кровь». Тот факт, что произведение критиковало коммерциализацию религии, а не саму веру, не был принят во внимание.

Гор Чахал не участвовал в этой выставке. При этом он искал контакта с Православной церковью, потому что хотел изменить существующую ситуацию. Конфликты, возникающие между современными художниками и представителями церкви, усилили в нем желание построить мост между миром религии и искусства. В 2005 году Чахал участвует в выставке под названием «Россия 2», которая проходила в Центральном Доме Художников в Москве и стала причиной повестки в суд. Но на этот раз возмущение выразила не Православная церковь, а группа из девяти художников, которые увидели в представленных работах «нарушение морали» и издевательство над Православной церковью. Собственно экспозиция стала ответом на действия государства и отсылала к «Россия 1», предлагая критический взгляд не только на деятельность президента Владимира Путина и Кремля, но и на Русскую Православную церковь. Среди работ, представленных на выставке, были бронзовая статуя Путина с головой Микки-Мауса и Иисус на фоне логотипа «Кока-Колы». Чахал выставлял версию «Ста имен Бога» и «Солнце Правды, Добра и Красоты». Рассмотрев иск, суд отклонил обвинения, указав на то, что в России церковь отделена от государства. Для куратора выставки Марата Гельмана, а также для художников, принимавших в ней участие, это была первая победа искусства.

Гор Чахал выбрал нерадикальный способ встряхнуть жесткую структуру системы. Он призывает к взаимоуважительному, честному и открытому диалогу за круглым столом, инициатором которого он регулярно выступал и продолжает выступать. Намеки на это можно найти и в некоторых его картинах, например, в «Чуде» (2009 г.), на которой изображены пять хлебов и две рыбы. Хлеб как символ Тела Христова, и рыба как старейший в истории символ церкви ясно указывают на возвращение Чахала к христианской традиции. За этими символами стоит также идея совместного потребления пищи, что подразумевает уважительное отношение друг к другу и подчеркивает идею единства. Художник вновь обращается с призывом к диалогу, в котором заинтересованы обе стороны – и церковь, и искусство, а также все общество в целом.

Гор Чахал – сложная творческая личность. Его сильная приверженность к православной традиции, кажется, находится в полном противоречии с художественным языком, который базируется не столько на его образовании, сколько на математических знаниях. Когда в 1994 году Чахал начал заниматься визуальной скульптурой, некоторые называли его визионером. С этой точки зрения его работы можно рассматривать как уникальное сочетание интуиции, современных технологий и научных знаний.

Целью работ Чахала не является исключительно инициирование художественного диалога между светским и духовным миром. Скорее, они дают пищу для размышлений, а это также может привести к внутренней социальной реорганизации. И несмотря на то, что Чахал разрабатывает такую спорную и иногда провоцирующую разделения тему как религия, его работы имеют прямо противоположный эффект: они объединяют, и, возможно, даже способны в новых условиях приблизить друг к другу такие отдаленные полюса как искусство и религия, общество и личность.

Тереза Пастерк, 2012.
Перевод: Анастасия Хоняк




Ссылка на оригинал
Размещено в Без категории
Просмотров 1852 Комментарии 0
Всего комментариев 0

Комментарии

 











Часовой пояс GMT +3, время: 18:13.
Telegram - Обратная связь - Обработка персональных данных - Архив - Вверх


Powered by vBulletin® Version 3.8.3
Copyright ©2000 - 2022, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot