Вернуться   Форум по искусству и инвестициям в искусство > Дневники > Искусство - вечно !

Размышления, эссе, рассказы об искусстве, красоте, о художниках
Оценить эту запись

Бешеная собака искусства (Лит-муз-жив-драм-культ-секс-феерия)

Запись от Алексис размещена 06.12.2020 в 03:54

П Р Е Д И С Л О В И Е
Анонс Искандера Ильязова
Сценарий драматической биографическо-философской пьесы об искусстве абстракции. Герой пьесы – художник Странник, под этим именем выведен реальный персонаж, геометрический абстракционист Искан (Искандер Ильязов), а его оппонентом выступает Точка, олицетворяющая книгу Василия Кандинского "Точка и линия на плоскости". Авторы сценария Светлана Волошина-Андрийчук и Искан Ильязов, 2020 год. (Аннотация сценария "Бешеная собака искусства")


Вступление Светланы Волошиной-Андрийчук
Арт-инсценировка «Бешеная собака искусства» написана в соавторстве. Для нас, обоих участников, подобное творчество оказалось внове. Искандер Ильязов, по его словам, впервые испытал себя как драматург. Я же впервые решилась разделить авторство с творческим партнёром. В силу своей режиссёрской профессии я чаще всего выступаю как автор спектакля. Мне приходилось много работать с авторами литературных произведений и брать на себя роль редактора, корректируя чужую поэзию, прозу, драму (оттачивая чужие образы и мысли), но с соавтором я не работала никогда. Не было желания и необходимости в постороннем участии. Здесь же, я знаю точно, не случись этого литературного альянса, не было бы и пьесы «Бешеная собака искусства».

Без архивных текстов личной переписки Искандера Ильязова у меня как у режиссёра не возникла бы идея такой художественно-автобиографической арт-инсценировки и постановки. И наоборот, если бы не этот замысел, Искан (Искандер Ильязов) не стал бы «переносить свои тексты из приватного пространства "тет-а-тет" в публичное», не писал бы новых воспоминаний и не корректировал старых в соответствии с планом предложенной ему режиссёрской экспликации будущей пьесы и спектакля. У каждого из нас в этом творческом союзе изначально определилась своя задача и своя роль: художник пишет о событиях своей жизни; режиссёр складывает из этих кусочков мозаику, обрамляя дополнительными текстовыми материалами. В основе наших отношений лежало личностное уважение и доверие. Мы не соревновались за первенство на ниве драматургии, а объединяли наши творческие усилия, которые были равноважны для достижения желаемого результата. Но главное, наше искусство (моё – в области театра и Искана – в области живописи) объединяло духовное родство – тяга к символу. В творческом плане мы во многом мыслим одинаково, поэтому нам нетрудно было найти общий язык, став соавторами пьесы и одновременно её героями. В итоге в тексте «Бешеной собаки искусства» возникла эстетика контрастов – диапазон мироощущения: от самого утончённого, возвышенного до смехового, анекдотического. В целом эта арт-инсценировка, рассказывает об абстракционизме (направлении в живописи, которому уже более 100 лет), и современном художнике-абстракционисте. Режиссёрская и драматургическая задача требовала найти сценические образы персонажей пьесы (их два – классический дуэт: он и она), придумать драматическую историю и театральную форму, где бы органично соединилось более вековое учение основоположника и теоретика абстракционизма В. Кандинского и практика художника (И. Ильязова) в области абстракции нынешнего двадцать первого века. Изучив труды В.В. Кандинского, проработав творческо-биографические записи его последователя Искана Ильязова, можно было отбирать и компоновать их тексты в единый и целостный сюжет. А мой персонаж стал связующим звеном между ними, толкающим действие вперёд. По замыслу – цитаты Кандинского должны вносить в спектакль эстетико-философскую основу. И, как в условии задачи, сообщать зрителю о том, что было задано 100 лет назад, в прошлом веке. А тексты Искана – говорить о том, как это художественное открытие реализуется сейчас в творчестве современного художника. То бравурные, то драматические его тексты должны коррелировать со "священным писанием" основоположника художественного направления.
Экзерсисы


Свою задачу собственного жизнеописания Искандер Ильязов в шутку называет «пассивный соавтор». Но это не совсем так. Читая Искана, я получала массу удовольствия. У него есть замечательные театральные куски и театральные образы, которые можно развить в интересные сюжеты. Среди бесспорных литературных достоинств – лёгкий слог. Любопытно, весело, умно, затягивает. Когда-то Евгений Багратионович Вахтангов сказал, что для актёра важно быть выразительным и заразительным. Тогда происходит связь со зрителем. Тексты Искана обладают подобным свойством. В них заложен импульс к взаимодействию с оппонентом, потому-то и захотелось составить из них пьесу. Для меня это стало новой интересной театральной темой.

«Задумка спектакля об абстракционизме смелая до дерзости», – выразил своё мнение многоопытный журналист и редактор Николай Григорьевич Тюрин. «Неожиданное, но интересное видение», – охарактеризовала замысел постановки художник Кира Тимофеевна Гаврилова.

Творческая природа человека постоянно должна обогащаться. И для меня обращение к абстракции – всё равно, что новая кровь в мой сложившийся творческий опыт. Тема художественной абстракции меня чрезвычайно увлекла. И вот причина, почему мне захотелось поработать над этим спектаклем! Рада, что между нами, соавторами, царило взаимопонимание. Надеюсь, это принесёт пользу.

Блогер русскоязычного Фейсбука по изобразительному искусству Ира Власова также прокомментировала арт-инсценировку: «Прочла, не отрываясь. Первое впечатление – написано идеально, на мой взгляд, в плане литературы. Кстати, очень живая и яркая сцена на еврейском кладбище в Молдавии. Сценарий хорош, строго выдержаны законы жанра – всё начинается с точки и заканчивается точкой. Не буду на ней особо останавливаться, её значение и так очевидно. В тексте нет пустот, которые хотелось бы сократить. Думаю, бόльшая его часть написана Вами, Искан. Вы узнаваемы – Ваш герой получился ярким, привлекательным, он подкупает своей откровенностью, хотя и заумничает подчас, но это его стиль, ему простительно. Уверена, постановка будет прекрасной. Я благодарна, что получила возможность прочесть. Чтение подобных вещей имеет свои преимущества – я имею в виду степень погруженности в материал, что иногда теряется на сцене, поскольку внешние эффекты отвлекают. В любом случае, я предпочитаю читать. Это будет удача, Искан, я не сомневаюсь!!!» Прислала свой отзыв поэт и редактор Лидия Фахретдинова: « Уважаемые драматурги, поздравляю вас! Пьеса великолепна! Мотив странничества мне сразу представился, как только я увидела все картины Искана. От души рада за вас! Шедевр-пьеса. Ваша творческая биография уникальна, Искан! И как гармонично она ожила и в Кандинском, и в Бунине... и в руках Светланы. Браво, друзья!»


Основным, исходным образом арт-инсценировки, её этическим и идейным содержанием стал образ бешеной собаки, о котором упоминалось в текстах Искана. Развитие этого образа в режиссёрской экспликации определило структуру пьесы и её жанр. Скульптор Владимир Курочкин заинтересовался природой происхождения столь яркого, насыщенного и многозначного образа. Означенный спектакль с названием «Бешеная собака искусства» привлёк его внимание, и он объяснил свой интерес отсылкой к дневникам французского скульптора Эмиля Антуана Бурделя: «В искусстве надо быть и святым, и бешеной собакой». А такая постановка вопроса не может оставить в стороне служителей прекрасного. В текстах Искандера Ильязова был найден и образ главного героя пьесы – Странника. В этом есть свой символический смысл. Художник неразлучен с холстом, как и странник со своей простой холщёвой одеждой. А творческий процесс подобен духовным странствованиям. На полотне у Искана осмыслен каждый мазок кистью, он его чувствует; ощущает внутреннюю энергетику движения. Своё творчество Искан охарактеризовал как «ископаемый абстрактный геометризм в нынешнем торжестве постконцептуализма» и сказал: «Я как автор отношусь не к contemporary art, а к классическому модернизму вековой давности». Тексты же Кандинского дали образ другого главного героя пьесы, моего персонажа. Им стал первоэлемент живописи – Точка. С одной стороны, этот персонаж – плод мысли и воображения художника, с другой – его оппонент, выражающий духовное и материальное начало в искусстве.

Драматург, журналист и критик Юрий Андрийчук отметил некоторые особенности арт-инсценировки «Бешеная собака искусства»: «Эта пьеса представляет собой сложную композицию: исповедь художника на фоне учения Кандинского. Сложность состоит в том, чтобы соединить лекцию и театр. Ведь в лекции нет конфликта, а театр без конфликта не возможен. Поэтому режиссёр переносит конфликт на личность главного действующего лица пьесы – конфликт внутри него». Сложнейшую конструкцию пьесы выделила и заслуженная артистка России, актриса театра и кино Татьяна Евгеньевна Лебедькова: «И, – добавила она, – при эпатажной, шокирующей форме. Начало пьесы, там, где излагается теория Кандинского, требует серьёзной сосредоточенности ума. Но за эту работу зритель вознаграждается интересными, метафоричными текстами мэтра абстракционизма. Философский уклон Василия Кандинского пробуждает мысль, как функционирует вместе система: жизнь, смерть, человек, растение. Также интересен и главный, поставленный в пьесе вопрос: где же источник, начало творческой природы? Вопрос цепляет. Это «искусство до» определяет искания героя, которые не бывают без рефлексии». В сценической характеристике главного героя она акцентировала задор и размашистость, словно человек стоит на земле на трёх ногах! «Особый интерес вызвало всё, что касается осмысления искусства и его элементов; осознания точки как зерна, которое несёт развитие. (Семечко, из которого появляется росток – в природе; зерно роли, из которого появляется художественный образ – в театре). Чем дальше читаешь пьесу, тем сильнее она взбудораживает различные человеческие чувства, тем больше кипит кровь!»

В произведении крайне важно выстроить железную логику развития и взаимосвязи всех его частей от начала до конца, доносящих до зрителя смысл содержания. Подобный «логический ключ» открывает в арт-инсценировке «Бешеная собака искусства» весь эмоциональный, образный и символический ряд пьесы. Есть и ещё один ряд – живописный (картины Искандера Ильязова, представленные в драматическом действии). Но, несмотря на кажущуюся сложную специфику пьесы, – характер взаимоотношений героев, события, раскрытие темы доступно обычному зрителю, даже не подготовленному в плане специальных знаний по живописи. Все необходимые нюансы объясняются по ходу действия.

Аксиомы
В теории Кандинского оживает математика. Геометрические построения отражают не только логику и разум, они проецируют мир эмоций. По теории Кандинского при помощи линий и точек, через их ритмический рисунок, расположение и форму можно выразить всю необъятную гамму человеческих чувств. Невольно вспоминается пушкинский Сальери и его безуспешный эксперимент «поверить алгеброй гармонию». Кажется, что Кандинский продолжил опыты Сальери, и в его творческой лаборатории искусственность превратилась в искусство. А чувства и эмоции, освобождённые от внешней материальной формы, приобрели силу и энергию, неисчерпаемую, как атом. Эту бесконечную природу человеческих чувств нам хотелось выразить в пьесе и в спектакле: лирика и романтика, грусть и радость, страх и сарказм, ненависть и счастье. Каждое подобное чувство – эмоциональный рубеж, который преодолевает главный герой – художник, чтобы приблизиться к пониманию истоков своего творчества в совокупности со своим Эго.

Владимир Николаевич Фёдоров, заслуженный работник культуры, главный редактор, писатель, публицист, журналист, драматург, поэт поделился своим творческим взглядом на инсценировку, включающим научный и художественный опыт: «Должен сказать, что я не знаток абстракционизма. Но во времена молодости, когда учился на инженера-геолога, я довольно основательно прошёл через геометрическую «абстракцию и неабстракцию» – семестрами изучал начертательную геометрию, кристаллографию, картографию и т.п. Как нас учили, «развивал пространственное воображение». К слову сказать, многие геологические карты по своему виду могли бы вполне поспорить с работами художников-абстракционистов, только геолог видит на них не воображаемые образы в виде цветных фигур, а реальное строение недр на километры в глубину. В качестве дополнительного аргумента прилагаю пример геологической карты. Всё это отложилось в моей «инженерной» части мозга, не смешиваясь с творческой, выстроенной по-другому, несколько иначе, как и мой личный мир. Наверное поэтому, абстрактное искусство как художественное направление не стало мне особенно близко, и я не могу о нем судить как-то основательно. Хотя пьесу вашу я, конечно же, прочитал, и она мне понравилась своей необычностью и глубиной исследования темы, чувствуется, что Вы, Светлана, действительно очень основательно изучили и теорию, и практику абстракционизма. Мне многое было интересно прочитать, наверное, еще интереснее это увидеть, тем более — с участием самого художника».



Как уже было сказано, арт-инсценировка «Бешеная собака искусства» включает живописный ряд – картины Искандера Ильязова, на осмыслении которых строится сюжет произведения. С каждой картиной у художника связаны особые переживания и воспоминания, раскрывающиеся по ходу действия. В них результат постижения мира. Контраст мироощущения человека выражен через живопись. Этот контраст усиливается ещё и тем, что картины Искана Ильязова относятся к разным художественным направлениям. (Творческая же задача едина – предельно обобщить образ и визуально воплотить на холсте). Например, есть четыре картины, вместе которые условно можно назвать «Образ женщины». Из них композиция 27 и 17 представляют собой абстрактную живопись. Композиция 172 «Золотое яблоко» – реалистический минимализм, а композиция 180 «Целлюлит» – псевдоакадемический реализм. Композиция 1 (Франция) «Рассветозакат» – геометрическая абстракция; композиция 106 (Франция) «Пирс Виви» – лирический реализм с элементами абстракции (здесь ясно выражена фигуративность). Композиция 25 «Кровавый водоворот» – абстракция (первая картина, упоминаемая в инсценировке); композиция 22 «Щётка» – фотореализм (последняя картина, упоминаемая в инсценировке). Композиция «Кровавый водоворот» – абстракция на тему популярного брехтовского персонажа – бандита Мэкки-Нож, которого сравнивали с пастью акулы. А мы с Исканом посчитали, чем это не пасть нашей «Бешеной собаки искусства»? Таким образом, композиция легла в основу афиши.


«У акулы зубы остры,
Нипочём их не сочтёшЬ. У Мэкито нож, как бритва, Только где он, этот нож?
Возле моста через Темзу Вдруг свалился человек.
Не чума прохожих косит –
На охоту вышел Мэк
».
(Песня-зонг в переводе А. Эппеля из пьесы «Трёхгрошовая опера» Бертольда Брехта).

В нашей арт-инсценировке живопись и литературу объединило одно общее начало: стремление к энергетике, экспрессии, объёмному, массивному звучанию. Для нас было важно, чтобы чувство цвета и чувство слова дополняли и усиливали друг друга и создавали гармонию художественного произведения. В этом ценность искусства.



Мы благодарны всем, кто высказал в наш адрес прекрасные воодушевляющие слова. Оказанное человеческое и профессиональное внимание всегда бесконечно дорого. Подобная творческая поддержка очень важна в работе.
Авторитетное мнение специалиста, пронизанное одобрением и пониманием, – это бесценная помощь единомышленника, дающая вдохновение и силы. СПАСИБО! В творчестве очень важно найти своих духовных единомышленников! Думаю, мы на правильном пути.
Размещено в Без категории
Просмотров 1577 Комментарии 0
Всего комментариев 0

Комментарии

 












Часовой пояс GMT +3, время: 08:20.
Telegram - Instagram - Facebook - Обратная связь - Обработка персональных данных - Архив - Вверх


Powered by vBulletin® Version 3.8.3
Copyright ©2000 - 2021, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot