Вернуться   Форум по искусству и инвестициям в искусство > Дневники > МАГНОЛИЯ

Рейтинг: 5.00. Голосов: 7.

Нужное дополнение к эссе "О Форуме Красоты"

Запись от Магнолия размещена 13.06.2012 в 14:46

ЧЕСТЬ ИМЕЮ!...

- Какие интересные слова: лесть, месть, честь...
- Да, еще весть, шесть... - поддакиваю я, улыбаясь. Мне приятно, что я пробудила в Ляле ощущение тайны букв.
- Ладно, "есть" означает, что оно есть. Это понятно. Но что именно есть? Что обозначено буквами "Л", "М", "Ч" и другими? - Допытывается моя миловидная помощница. - Если Вы скажете, что есть Лесть, есть Месть и прочие известные понятия, то эти "есть" уже не буквы, а вполне определенные названные понятия. Это так?
- И да, и нет. От "лести" веет избранностью. Льстят не всем подряд. Льстят избраннице или избраннику. Им говорят: "Вы прелесть". Слышишь родство "лесть" и "прелесть"?
- Да, улавливаю. Подхалимаж и похвала, - лихо развела слова на разные полюса моя собеседница .
- И подхалимаж, и похвалу относят к избранным. Принцип "избрание" особенно ясно чувствуется в словечке "или". А теперь припомни нашу беседу о системе принципов разви­тия. Принципы и названия их буквенных кодов помнишь?
- Помню. Л — Люди, М — Мыслите, Н — Наш, - звонко отрапортовала она, довольная своей девичьей памятью.
- Вот видишь, живых существ очень много, а во втором витке эволюционного развития оказались только избранные Богом люди. И заметь: не человеки, а именно люди.
- Кажется, это Вы обратили внимание на словарные значения "чело": чело печи и чело человека?
- Да. И то, и другое поглощает: чело печи — топливо, а чело человека — информацию. Првда, теперь чело печи называют топкой.
- Как ладно у Вас все складывается, - подивилась девушка. - Можно нескромный вопрос? Вы сознательно называете меня Лялей, с двумя "Л"?
- Нет. Подсознательно. "Л" — код принципа "Избрание". "Л есть" означает, что есть выбор, есть избрание. Я знакома с разными Ольгами, а сотрудничать стала только с тобой и Лялей называю только тебя.
Оля долго искала путь к удовлетворению своих эстетичес­ких потребностей. Нашла. После курса специального обуче­ния она стала фотохудожницей. Это относительно новое направление в искусстве. Сначала задумывается образ, выражающий мысль. Затем составляется и фиксируется фотоаппаратом композиция. Наудачу подоспели цифровые информационные технологии, и доработку такого произведе­ния стали выполнять посредством компьютерных программ. Наше сотрудничество возникло на поприще изготовления иллюстраций принципов развития для книги "Эволюция и Право". Отсюда и долгие беседы на темы, связанные с изыс­ками выражения мыслей.
- Хорошо, - не унималась Ляля, - а "месть", которая "М есть"? Тоже "И да, и нет"?
- Тоже. И да, и нет. Почитай древнегреческие мифы об Агамемноне, Клитемнестре и Электре с Орестом, и тебе станет ясно, что именно Месть — самый яркий образ Мысли как таковой. Буква "М", код принципа "Возмездие", так и называется "Мыслите".
- Здорово. А что сокрыто в слове "честь" с его "Ч есть"?
- Об этом в двух словах не рассказать. У тебя есть время? Никуда не торопишься?
Оленька молча кивает, всем своим видом показывая, что будет с интересом слушать и слушать об откровениях сис­темы свойств развития, обнаруженной далекими предками и дошедшей до нас в виде искаженного линейного алфавита кодов русского языка. Я беру из стопки литературы, задей­ствованной при написании труда "Эволюция и Право", небольшую книжицу Николая Бердяева "Судьба России" и пытаюсь побыстрее найти нужную цитату.
- А твое чутье ничего не подсказывает тебе о таких обозначе­ниях как "часть" или "античность"? - Интересуюсь я готов­ностью слушательницы воспринимать непростые понятия.
Большие красивые глаза за изящной оправой очков повело влево-вверх, будто они хотели высмотреть ответ на вооб­ражаемых небесах. Губки беззвучно зашевелились, подбирая объяснение к таким знакомым словам.
- Допустим, суть не изменится при замене на "антично", - ощупью начала рассуждать Ольга. - Если еще отстегнуть конечные "н" и "о" как признак сознательного наречия, то останется "анти Ч". - Оля ждет моего согласия и надеется, что ей не придется самой искать смысл загадочного "Ч".
- Так, все так. А теперь сопоставь античность с христиан­ством, сменившим античность.
- Ах, вот к чему Вы клоните. Язычество дохристианского периода отражало, в смысле нарекало, дискреты целостности окружа­ющего Мира, а христианство стало проповедовать веру в осуществление отдельной Истины, Идеи — частицы от необъятной неизвестности. Так? Если "анти Ч" использовано как способ обозначения "анти - от противного", то сама буква "Ч" — это код принципа выделения части из безмерного целого. Теперь понятно, почему Вы поставили рядом "античность" и "часть".
- Да. Я полагаю, что буквой "Ч" закодирован природный принцип численности как совокупности частей целого.
К определению этого принципа можно подойти и с другой стороны. Предчувствие улавливает признак нарождающегося события. Абстрактное мышление синтезирует реальность нового явления. Принцип "Чутье" переводит часть небытия в существующее единство.
- Чуть-чуть, участь, причастие, участник. А где-то есть остальное... - как бы медитирует Ляля.
- Добавь "Счастье" - Одобрительно советую я. - Оно понима­ется как причастность к многослойной целостности бытия.
Если бы русичи, не посвященные в речевые тайны коди­рования принципов природы, сознавали потенциальность числовой дискретности, то изо всех сил берегли бы интеллек­туально-интеллигентный цвет своей нации. Потому что только он способен вести этот неземной нескончаемый счет совершенству. Всегда, при любой власти, зрелые, высокообразованные соотечественники понимали роль восприятия знака в виде слова, изображения, жеста... Они более, чем кто-либо иной, готовы выполнять во славу Родины "активную внутреннюю работу воспринимающих". Во всем мире такая внутренняя работа мыслится как "восхождение по смысловой лестнице". Здесь кавычками выделены слова С.Аверинцева. Именно творческое восхождение ценится превыше всего на свете.
- Кажется, я начинаю понимать смысл "Ч есть". Вы хотели прочитать какую-то цитату, - напоминает мне Ляля, показывая на найденную мною страницу.
- Слушай. Это о чести и бесчестии. Бердяев назвал свою работу "О святости и честности".
Это даже не цитата, а выдержка, содержащая глубоко­мысленное наблюдение истории Руси. Читаю медленно, не торопясь, но пропуская малозначительные места и мель­ком поглядывая на Лялю, чтобы приостановиться, если она устанет следить за мыслью писателя.
Анализируя русский стиль ответности на вызовы истори­ческих ситуаций, Бердяев пишет: "Честность — западно-европейскiй идеалъ. Русскiй идеалъ — святость. <...> У русскаго человека недостаточно сильно сознанiе того, что честность обязательна для каждаго человека, что она связана съ честью человека, что она формирует личность. Нравственная самодисциплина личности никогда у насъ не разсматривалась, какъ самостоятельная и высшая задача. Въ нашей исторiи отсутствовало рыцарское начало, и это было неблагопрiятно для развитiя и для выработки лич­ности. Русскiй человек не ставил себе задачей выработать и дисциплинировать личность, онъ слишком склоненъ былъ полагаться на то, что органическiй коллективъ, к которому онъ принадлежитъ, за него все сделаетъ для его нравст­веннаго здоровья. Русское православiе, которому русскiй народъ обязанъ своимъ нравственнымъ воспитаниемъ, не ставило слишкомъ высокихъ нравственныхъ задачъ лич­ности средняго русскаго человека, въ немъ была огромная нравственная снисходительность. Русскому человеку было прежде всего предъявлено требованiе смиренiя. В награду за добродетель смиренiя ему все давалось и все разрешалось. Смиренiе и было единственной формой дисциплины личнос­ти. Лучше смиренно грешить, чемъ гордо совершенство­ваться. Русскiй человек привыкъ думать, что бесчестность — не великое зло, если при этомъ онъ смиренен въ душе, не гордится, не превозносится. И въ самомъ большомъ пре­ступленiи можно смиренно каяться, мелкие же грехи легко снимаются свечечкой, поставленной передъ угодникомъ. <...> Святость есть уделъ немногихъ, она не можетъ быть путемъ для человека. Всякiй слишкомъ героическiй путь личности русское православное сознанiе признает гордыней, и идеологи русскаго православiя готовы видеть в этомъ пути уклонъ къ человекобожеству и демонизму. Человекъ долженъ жить въ органическомъ коллективе, послушный его строю и ладу, образовываться своимъ сословiем, своей традицiонной профессiей, всемъ традицiонным укладом. // <...> русское народное православное сознанiе <...> всегда утверждаетъ, что Русь живетъ святостью, в отличiе отъ народовъ Запада, которые живутъ лишь честностью, т.е. началомъ менее высокимъ. <...> Русскiй народъ и истинно-русскiй человекъ живутъ святостью не въ томъ смысле, что видятъ въ святости свой путь или считаютъ святость для себя въ какой либо мере достижимой или обязательной. Русь совсем не свята и не почитаетъ для себя обязательно сделаться святой и осуществить идеалъ святости; она свята лишь въ томъ смысле, что бесконечно почитает святых и святость, только въ святости видитъ высшее состоянiе жизни, въ то время какъ на Западе видятъ высшее состоянiе также и въ достиженiях познанiя или общест­венной справедливости, въ торжестве культуры, въ твор­ческой генiальности. Для русской религиозной души святит­ся не столько человекъ, сколько сама русская земля, которую "въ рабскомъ виде Царь небесный исходилъ, благословляя". <...> Русскiй человекъ не идетъ путями святости, никогда не задается такими высокими целями, но онъ поклоняется святымъ и святости, с ними связываетъ свою последнюю любовь, возлагается на святых, на их заступничество и предстательство, спасается темъ, что русская земля имеетъ такъ много святынь. Душа русскаго народа никогда не поклонялась золотому тельцу. <...> Но русская душа склонна опускаться въ низшiя состоянiя, там распускать себя, допускать бесчестность и грязь. Русскiй человекъ будетъ грабить и наживаться нечистыми путями, но при этомъ онъ никогда не будет почитать матерiальные богат­ства высшей ценностью. <...> Русскiй человекъ можетъ бытъ отчаяннымъ мошенникомъ и преступником, но в глубине души онъ благоговеетъ передъ святостью и ищетъ спасенiя у святых, у их посредничества. Какой-нибудь хищникъ и кровопiйца — может очень искренно, поистине благоговейно склоняться передъ святостью, ставить свечи передъ образами святыхъ, ездить въ пустыни къ старцамъ, оставаясь хищникомъ и кровопiйцемъ. Это даже нельзя назвать лицемериемъ. Это — веками воспитанный дуализмъ, вошедшiй въ плоть и кровь особый душевный укладъ, особый путь. Это прививка душевно-плотской, не достаточно духовной религиозности".
- Ну как? Чувствуется соотношение целого и части, заложен­ное в понятия "честности" и "святости"? Как ты думаешь, "недостаточная духовная религиозность", что имеется в виду?
- Бердяев сам очень красочно показывает, что у русского человека нет недостатка в религиозности, - пожав плечами, замечает Ляля, - а утверждение, что "это даже нельзя назвать лицемериемъ", указывает на отсутствие личностей. Бердяев незнаком с Вашей системой подразделения на человеков, людей, личностей и мистов, но грань между человеком и личностью он видит очень ясно.
- Ты права. Его фраза о том, что честность связана с честью человека, что она формирует личность, указывает на существование неличности. Неличность коллективна в силу своей стадной природы. Неличность не индивидуальна. Она и сама не считает себя индивидуальностью: тело самостоятельное, а сознание и мышление коллективные. Неличность не может осмысливать сама, поэтому чтение для нее вместо повода и предлога для размышления превращается в наблюдение написанного. Кино и телевидение для большинства людей красочнее и приятнее книги. Состояние неличности практи­чески не изменяется под политическим воздействием.
Я переключилась на картотеку выписок и быстро нашла нужную карточку. "От политики бегут как от чумы куда попало и более всего по линии наименьшего сопротивления в спорт, в шахматы, на зеленое поле проферанса, к "родной бутылочке с белой головкой", - так описывал состояние совет­ского общества в 30-е годы М.Артемьев. - Те, кто посильнее духом, в ком живет еще личность, выбирают путь страда­ния и исповедничества — надевают на шею крест и идут в храм, теряя тем самым в короткое время советскую службу, профсоюзный билет, а за ним право на хлеб и кров".
- Вы знаете, у меня создается впечатление, что у русской неличности не закончилась эпоха язычества. Обращение к именам святых — это та же мифология, только на каком-то очень бытовом уровне. - Включилась в обсуждение Ляля.
- Ты заострила внимание на пользовании именами-назва­ниями. А ты заметила, что они имеют глобальное, прямо-таки глобусное, значение? Русский народ с верою в Святыни очень точно обозначил свою позицию — Север, то есть с верою. Изначально изолированная от Азии Великой Стеной за Великой Сибирью Россия, подсознательно воспринимая Азию как Аз - незнающее результата начало, доверяется вестям West'а. А мудрый закатный West-Запад осторожно всматривается в Восток, в страну-Ost, восходящую страну-Orient - блестящий яркий ориентир. Их мистики знают, что будущее приходит из страны-East, которая чует Истину.
- Вы словами крутите как цветами в кубике-рубике, - рассмеялась Ольга.
- Смех смехом, а вот послушай, как об этом пишет Бердяев: "Для западного культурнаго человечества Россiя все еще остается совершенно трансцендентной, какимъ-то чуж­дымъ Востокомъ, то притягивающимъ своей тайной, то отталкивающимъ своимъ варварствомъ. <...> Многихъ на Западе влечетъ къ себе таинственная глубина русскаго Востока. <...> Светъ съ Востока видели лишь немногiя избранныя индивидуальности. Русское государство давно уже признано великой державой, с которой должны считаться все государства мiра, и которая играетъ видную роль въ международной политике".
- Сильно сказано! - Этими двумя словами выплеснулась гордость молодой особы за причастность "к великой держа­ве, с которой должны считаться все государства мiра".
- Я тебе еще одну интересную выписку прочитаю. Свет с рус­ского Востока, по мнению А.Никитина, ясно видело европейское просвещенное рыцарство, "взраставшее в Европе на началах равенства, взаимного уважения, братства и свобо­ды выбора. Во время крестовых походов на Востоке европей­ское рыцарство не просто столкнулось с миром новых для него идей и представлений, а смогло глубоко в этот мир проникнуть — во время долгих перемирий и тесных контактов со столь же рыцарственным, но во многих случаях гораздо более просвещенным противником. Естественно, что они не могли пройти мимо тех тайных учений Востока, которые здесь всегда жили бок о бок друг с другом, заим­ствуя друг от друга знания и не обращая внимания на нацио­нальные и вероисповедные барьеры".
- Стоп. Минуту назад звучала фраза: "В нашей истории отсут­ствовало рыцарское начало". А теперь речь идет о "столь же рыцарственном, но гораздо более просвещенном против­нике". Это как понимать?
- Ты затронула очень важный аспект. Помнишь, как-то обсуждая миф о братьях Египте и Данае, мы с тобой коснулись вопроса значения понятий "гипо" и "гипер"?
- Очень хорошо помню, - с готовностью ответила Ляля. - "Эгипт" — это нечто обычное, рядовое; "гипо" — нечто ниже нижнего предела, а "гипер" - выше верхнего.
- А теперь посмотри, что такое "гиперличность". В другой работе — "Душа России" — Бердяев называет отсутствие развития и выработки личности растворенностью. Он связывает воедино отсутствие в России традиции рыцарства и "недостаточное развитiе личного начала въ русской жизни. Русскiй народъ всегда любилъ жить въ тепле коллектива, въ какой-то раствовенности въ стихiи земли, въ лоне матери. Рыцарство кует чувство личнаго достоинства и чести, создает закалъ личности. Этого личнаго закала не создавала русская исторiя. <...> Русскiй народъ хочетъ быть землей, которая невестится". Поясняю. При растворенности нелич­ностей " въ тепле коллектива" для воплощения возникшей мысли-идеи остается страна как таковая. В этом случае осмысление получается у весьма оригинальной плоти — индивидуальности народа в целом. Такова Россия. Ее столь твердую веру в осуществление идеи, совместимую с бесчес­тием людей, можно понять, если представить себе, что люди не обладают свойством личностей, но составляют могучую гиперличность. Именно русская гиперличность является рыцарственным, не столь просвещенным, сколь священным противником Запада.
- Вы хотите сказать, - уточняет Ольга, - что при массовом бесчестии русских Запад обнаружил просвященную рыцар­ственность России как гиперличности с особенным языком.
- Да. Веками активно запитываясь известиями из West, вос­точная гиперличность-Россия, обладая уникальной системой русского алфавита, стала мыслить достаточно мощно и про­дуктивно. Будучи более высокой ступенью в иерархии личностей, Россия в ХХ веке, даже после ужасной разрушитель­ной войны, сумела оказаться впереди планеты всей в освоении космического пространства, в добывании сверхмощных энергий и в прочих достижениях, которые оказались не под силу немалым коллективам не русскоязычных личностей.
- Вас послушать, так всему причина — язык на базе более или менее адекватного кодирования свойств эволюции, - усомнилась Ляля, но аргументированно спорить не стала.
- А ты чем объяснишь, что демонстрируя Мiру жизне­способность и целеустремленность, именно Россия задала новый стиль и темп бытия многим евроазиатским народам? Разве не с ее помощью явилась всеобщая грамотность, встре­пенулось население колоний, и исчез беспардонный вымога­тельский режим колониальных государств?
- Да, что тут возражать! Эта странная старинная своенравная гиперличность-Русь. - В тон мне перехватила инициативу беседы Ольга. - Славяне издревле стали осваивать морозные пространства северных территорий, по-своему приспособились к ним. Видимо, это и определило их особенность.
Слегка задумавшись, Оля певуче произнесла строки Тютчева:

Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать
В Россию можно только верить.

- Жизнь с верой в праведность и неизвестность затвердилась полноценным самобытным дискретом, состоящим в статис­тической массе из людей, которые в силу природных обстоя­тельств остались неличностями, - грустно подъитожила Ляля. - В подавляющем большинстве, каждый не отчисляет себя от массы и не желает ни самостоятельной деятельности, ни самостоятельной ответственности.Эдакая уникальная русская античисленность-античность с редкими героями.
- Что верно — то верно, - одобряю я оригинальное сравнение. - Для нынешнего российкого бытия характерен девиз очень своеобразного единства - «Один за всеми, и все за одним», будь то царь или поп, Петр Великий или Пугачев, Ленин или Ельцин, председатель или президент. Бесчестность людей, выражающаяся в отсутствии чести, есть свойство неличностей, то есть элементов, не считающих себя способными творить вне гиперличности. И, наоборот, понятие "честь имею" — это твердое ощущение отличия, самостоятельности, ответственности, дискретности, отчисленности. Вот почему высший состав служащих царской России имел знаки отличия и гордо произносил "Честь имею!..." Советская Россия ритуальность жеста и знаковость отличий сохранила, но не осознала, поэтому ее военнослужащие честь послушно отдавали командующему. А что оставалось?
Интересно, что такой взгляд на коммунистический период России был у всех на виду, а точнее на слуху: коммунизм систематически называли большевизмом, как бы напоминая, что для гиперличности закономерно преобладание структуро­образующего большинства над меньшинством, даже если это меньшинство умно, талантливо и гениально старается ради большинства. Сохраняя свою индивидуальность, российская гиперличность беспощадно уничтожала миллионы ростков чести. Для Советской России характерен заурядный пример, описанный А.Никитиным - обозревателем архивных мате­риалов объединенного главного политического управления СССР (ОГПУ СССР): "<...> был блестящим художником, зарабатывавшим на жизнь в середине 20-х г.г., портретами и иллюстрациями в театральных журналах Москвы, пере­водчиком с нескольких языков, включая санскрит, который он начал изучать в Московском университете, редактором военного журнала, дипломатом, поэтом... и, проведя боль­шую часть жизни по лагерям и ссылкам, скончался убежден­ным мистиком в инвалидном доме под Архангельском".
Самоуничтожающаяся система недолговечна. К концу репрессивного ХХ века Россия вызрела до критического состояния и оказалась лицом к лицу с "запредельностью". Что вообразит, что сообразит она утром третьего тысячелетия, неразумно уничтожив родных провидцев, которые само­отверженно и честно пытались просветить своих сородичей? Куда и как поведет свой народ эта своенравная гипер­личность? Поймет ли, что пренебрегая уникально мысля­щими индивидами, живущими с девизом "Честь имею!..", и отрицая необходимость воспитания честной ответности на обстоятельства, она рискует на долгие годы остаться с мор­дой лица, пугающей цивилизованный мир? Чует ли, что надо всеми силами и средствами беречь союз плоти и мысли, который зиждется на системе кодирования буквами свойств бытия, воспринимаемых всем организмом?
Оля закончила разговор по мобильному телефону и заторопилась уходить.
- Мы ни словом не обмолвились про "В есть" и "Ш есть", - вспомнила она стартовые слова нашей беседы.
- Это будет твоим домашним заданием, - отшутилась я.

* * *
Ляля ушла, а я задумалась: ради чего был этот долгий разговор о жизненном укладе нашей страны-East? Время с его бесконечными переменами безоглядно мчится вперед. Языковая интеграция неизбежна. Она уже давно наступает на "чистые" языки и влечет за собой реструктуризацию гипер­личностей, а там и перераспределение людских, информационных, энергетических, материальных и прочих потоков... Но сегодня надлежит нам понять, что вектор будущего зависит от поглощения темноты светом, от явления вести из спонтанности сознания. Цивилизованное человечество ради своего же благополучия должно знать и понимать, что эволюционный процесс зависит от редкой особой породы людей, способных видеть целостную картину Мiра, освещаемую вспышками Света Неизреченного. Это оптика оптимального выхода из тьмы заблуждений.
Из рассуждений о метафизической дискретности, закоди­рованной русским "Ч", напрашивается вывод: у каждого человека при осмыслении спектра вероятий российского бытия от растворенности в обществе до полной самостоя­тельности есть выбор — честь иметь или отдавать; молча и вслух, честно поступать или честно каяться.

Читая и считая, чтя и почитая, человек на Земле вечно мечется, соизмеряя любое известие со своей совестью. Он мечется в пределах между честностью и бесчестием, между святостью и верой в святость. К каждому россиянину, равно как и к каждому жителю планеты, Мiр и Бог в любом облике обращается с советом и вопросом:

Не может часть единым целым быть.
Все счастье целиком нельзя скупить.
Плыви в ладье судьбы, коль в теле дух.
Есть время выбирать одно из двух.
Смирись и выбери из двух начал.
Высь духа? Тела сыть? Что твой причал?

© Магнолия Дмитриева.

Дневник "Магнолия" в программе "АРТинвестмент Форум" содержит авторские записи для публикации, в том числе иллюстрированные.
Перепечатка без оформленного согласия автора запрещена.
Размещено в Без категории
Просмотров 792 Комментарии 0
Всего комментариев 0

Комментарии

 




















Часовой пояс GMT +3, время: 23:45.
Telegram - Instagram - Facebook - Обратная связь - Обработка персональных данных - Архив - Вверх


Powered by vBulletin® Version 3.8.3
Copyright ©2000 - 2019, Jelsoft Enterprises Ltd. Перевод: zCarot